22апреля2021,четверг,03:37
Свежий номер №12-1 (249) декабрь-январь 2020-2021

PROECOPEN: про экологию и ручки

В конце декабря в официальном Instagram-аккаунте губернатора Московской области Андрея Воробьева был размещен пост, в котором говорилось – все свалки Московской области наконец-то закрыты, а те машины, что до сих пор доставляют отходы на территории полигонов, ввозят их не для захоронения вовсе, а для переработки на вновь построенных КПО. Такой вот новогодний подарок для задыхающегося от мусора региона. Жаль только, что правительство не обращало особого внимания на проблему свалок до тех пор, пока отдельные ее очаги не стало видно из космоса. Вместо власти об экологии думали отдельные люди, экосообщества и производства. К примеру, наши «соседи», представители сувенирного рынка – компания «Вики Восток». Под торговой маркой ProEcoPen эта компания производит полностью перерабатываемые экоручки (и, забегая вперед, скажем, что не только их) из вторичного сырья.

О компании, особенностях производства из вторсырья, мусорной проблеме и спекуляции на теме экологии мы поговорили с Юлией Кузьминой и Ильей Цигельницким, основателями проекта ProEcoPen.

Беседовала: Мария Стяжкина

– «Канцелярское Дело» пишет о рынке канцтоваров много лет, но про ProEcoPen мы раньше не слышали. Вполне вероятно, что и часть наших читателей не в курсе вашей деятельности. Поэтому расскажите, пожалуйста, о компании.

– ProEcoPen – это торговая марка компании «Вики Восток». Мы – одна из немногих производящих ручки компаний на российском рынке. С 2003 года и по настоящий момент мы самостоятельно осуществляем полный цикл производства пластиковых сувенирных автоматических ручек и POS-материалов – от литья и сборки изделий до нанесения на них логотипа.

«Вики Восток» обладает современным литьевым оборудованием, пресс-формами, а также линиями по нанесению логотипов методом тампонной и шелкотрафаретной печати. Наша производственная база находится в ближнем Подмосковье. Оборудование высокоэффективно и позволяет производить до 60 000 изделий в сутки, поэтому заказы выполняем всегда в кратчайшие сроки. В производстве используем только качественные полимерные материалы, поэтому характеристики продукции всегда на высоте.

– А как появилась идея создания канцтоваров из вторсырья?

– В 2009 году к нам обратилась шведская компания Tetra Pak, чтобы узнать, можем ли мы из их сырья сделать ручки. Мы, конечно, попробовали, и у нас ничего не получилось. Но проект нам понравился своей сложностью, и мы решили довести его до ума, чтобы делать что-то из вторичного сырья.

– Что двигало компанией Tetra Pak? Это был какой-то проект?

– Все экологические движения в Европе начались гораздо раньше, чем у нас, в России. А у шведов и того раньше. Для них переработка мусора – больная тема. А утилизация упаковки – больная тема любого производства. Так что Tetra Pak много работали над вопросом переработки собственной упаковки.

– Неужели это так непросто? Их пакеты не кажутся трудно перерабатываемыми.

– Дело в том, что чем больше компонентов в изделии, тем сложнее его переработать. Упаковка Tetra Pak на 75% состоит из картона, на 22% – из полимеров, остальные 3% – это алюминиевая фольга, которая уберегает продукты от негативных факторов. Упаковка уникальна, полностью от нее отказаться нельзя. Если, к примеру, для хранения молока придумали какие-то альтернативы, то продукты вроде растительного молока пока что не могут длительно существовать ни в какой другой упаковке.

При переработке подобной упаковки сначала нужно выделить целлюлозу, потом пластиково-алюминиевую фракцию – смесь полимера и алюминия. Из нее делают гранулы – то самое вторичное сырье, которое идет на производство новых вещей. И эти этапы проходят даже не на одном заводе.

Вы сказали, что с первой попытки сделать что-то из вторичного сырья из переработанной упаковки не вышло. Почему?

– Сырье было непригодно для производства обычных автоматических ручек. Хотя конечное сырье и является пластиком, оно мягкое (что придает ему уникальные тактильные свойства), но из-за этого не работает механизм убирания стержня, примесь алюминия в составе накладывает определенные ограничения на проектирование пресс-форм. Вообще, если начинаешь работать с вторичным сырьем, надо понимать, что в нем могут быть примеси и оборудование необходимо проектировать с учетом этого факта.

– Но в итоге у вас все получилось. Расскажите, какой была первая ручка из вторсырья?

– Первый дизайн придумали в Tetra Pak с нашим участием. Они настаивали на очень минималистичном дизайне, ручка вместе с колпачком и заглушкой выглядела очень просто – как палочка-цилиндр.

– Как развивалась идея дальше?

– Работа с Tetra Pak была локальным проектом, такую ручку заказывали только они и раздавали на своих акциях по раздельному сбору «Пакеты, сдавайтесь». Но нам нравилась идея, и мы решили, что проекту не хватает огласки, маркетинга. Мы коечто исправили и решили выступить с этой ручкой на конкурсе «Серебряный Меркурий». Это ежегодный профессиональный конкурс проектов в области рекламных и маркетинговых услуг. Там мы получили третье место за самый бюджетный сувенир до 100 рублей и еще приз зрительских симпатий.

– Получается, этот конкурс стал для вас своеобразной пиар-акцией?

– Да, и к тому же пробой пера. Когда мы выиграли конкурс, мы поняли, что к этой теме есть интерес, что надо развиваться. ТМ ProEcoPen тогда еще не существовало, мы выступали как «Вики Восток» с экоручкой. В 2018 году мы занялись проектом всерьез и поняли, что название «экоручка» уже занято. А еще в то время мы поняли, что, говоря об экологичной ручке, люди в первую очередь думают о ручке бумажной, а с ними не все так просто и радужно. Нам пришлось отстраиваться, придумывать другой бренд.

Когда мы со временем получили достаточное количество заказов и обратной связи, стало ясно, что существующий дизайн – это не совсем то, что нужно. Некоторым такая простота ручки очень нравилась, но далеко не всем. Оказалось, что страдала эргономика. Так что в конце 2019 года мы представили новую модель, сделанную с учетом пожеланий наших заказчиков. Так появилась #ручкаизтетрапак.

– Сейчас в вашем ассортименте только ручки?

– Два вида ручек (к тому же, они могут отличаться материалом), блокноты, воронки, зажимы для пакетов, бирки для компаний, которые хотят подчеркнуть, что их продукция полностью сделана из вторсырья, недавно сделали экспериментальную модель чехла для телефона.

– Вы так и продолжали выпускать ручки из переработанных упаковок от молока и сока?

– У нас появился опыт работы с довольно противными в переработке материалами, и мы стали погружаться в тему. Что-то простое может переработать кто угодно: картон или «добрые крышечки», например. А со всем остальным нужно что-то делать. Поскольку мы достаточно мелкие производители, мы можем позволить себе разные эксперименты.

Первое, что мы хотели перерабатывать, – это ручки, делать ручки из ручек. Нам казалось, что это очень просто. Если я не ошибаюсь, 6 500 тонн использованных ручек образуется у нас в стране в год. Стержни уже все разучились менять, если это не Parker или Waterman, закончились чернила – в мусор. А ручка, даже если она и не в упаковке, все равно мультикомпонентная. С точки зрения материалов это – настоящий дикий зоопарк. 90% канцелярских ручек делается из двух материалов: прозрачный корпус из полистирола, колпачок и заглушка из полипропилена или полиэтилена.

И это материалы, которые переработать вместе никак не получается. Сходные материалы можно как-то смешать и что-то из них сделать, быть может, похуже по качеству, но сделать. А вот эти два конфликтуют. И таких ручек много. Свои-то ручки мы перерабатываем на раз, мы знаем, из чего их сделали, как с ними быть.

В общем, нам казалось, что перерабатывать ручки легко, а оказалось, тяжело сделать это технологично и дешево. Максимум, чего мы добились, это переработки примерно 75% собранных ручек, мы над этим работаем, но результат нам пока не очень нравится.

Затем, общаясь с людьми, которые занимаются раздельным сбором мусора, с экоактивистами, мы поняли, что, к примеру, существует проблема зубных щеток. Зубные щетки – это тоже зоопарк из материалов. Там есть щетина, есть металл – то, что держит щетину, есть пара-тройка материалов в ручке. Но переработку зубных щеток нам удалось сделать технологичной, и со сбором все нормально – с точностью до спроса. У нас есть связи по всей стране с экоактивистами, которые собирают для нас зубные щетки, сортируют их по шести базовым цветам, и получаются ручки шести цветов. Некоторые компании проводят акции, в Татарстане уже второй раз локальная сеть супермаркетов собирает у себя щетки, присылает их нам, а мы уже перерабатываем.

Что касается самого Tetra Pak, который для нас, наверное, наиболее интересный материал, то, с точки зрения сборщиков вторсырья, он не слишком дорогой при сдаче. Локальным частным компаниям, которые занимаются раздельным сбором, в ряде случаев невыгодно собирать его. Он должен собираться в промышленных масштабах, иначе логистика все съедает. Так что для нас основной источник сырья – это региональные операторы, которые занимаются сбором отходов и могут аккумулировать большие объемы. Мы берем материал у конечного звена, хотя сами можем принять 20 тонн прессованного сырья, но никто до сих пор пока нам их не подогнал.

– Из чего еще можно делать ручки, кроме Tetra Pak, щеток и ручек, с которыми вы, насколько я поняла, продолжаете работать?

– Мы много из чего можем делать наши ручки. Мы очень любим цикличные истории, когда из мусора заказчика получаются ручки. Можно сделать еще блокнот. И это будет блокнот на 100% из переработанных материалов. Но история с блокнотами более материалоемкая, нужно больше сырья накопить. Обложка делается из пластиковой фракции Tetra Pak, бумага – из картонной.Мы, кстати, с удивлением обнаружили, что в России нет отечественной 100% переработанной бумаги. Но теперь есть, в нашем #блокнотизтетрапак.

– И как она по качествам?

– Она по виду крафт, более темная, чем писчая бумага. Как делается современный крафт? Берется обычная бумага и подкрашивается, а наша уже сразу «крафтового» цвета. Она менее плотная, чем обычная писчая бумага, но печать на ней не вызывает особых проблем.

– Получается, что вы можете все эти этапы переработки Tetra Pak – отделение целлюлозы, алюминия и пластика – делать сами? И переработку остальных отходов тоже?

– Что касается упаковки для молока и сока, то мы появляемся в конце цепочки переработки, а отделение целлюлозы и алюминия происходит даже не на одном заводе, а на нескольких. Самостоятельно мы перерабатываем зубные щетки, одноразовые стаканчики из ПП, крышки от кулеров, ручки и фломастеры.

– Какая себестоимость получается у ручки на выходе?

– Пока довольно дорогая из-за мелкотиражности. Когда мы производим ручки, мы ориентируемся на спрос, который видим. Сейчас в рознице наша ручка стоит примерно 80 рублей.

– Некоторые наши эксперты говорят, что из-за кризиса предпочтения покупателей смещаются в более дешевый ценовой сегмент. В принципе, такие заявления вообще давно звучат на канцелярском рынке. А как реагируют на вашу ручку и ее цену конечные потребители? Вообще, это история для столицы, или в других регионах она тоже отзывается?

– В любом случае это история крупного городского населения, но география при этом очень обширная. Это легко может быть, например, история Архангельска (в 2019 году в Архангельске местное население бастовало против ввоза в регион московского мусора для захоронения – прим. ред.). Все зависит от активности экосообщества. Очень мощное экосообщество в Ижевске, Екатеринбурге, Новосибирске, Татарстане, Казани, Набережных Челнах, Рязани, Воронеже. Наша самая дальняя точка – Камчатка.

Вообще, наши ручки хорошо продаются. Причем не только среди активистов – часто их берут «по приколу». Наша продукция вроде мелкая, но очень хорошо показывает, для чего делается раздельный сбор, для чего мы занимаемся экологией, от чего мы можем уйти. Пакеты не гниют на свалке 400 лет, вместо этого из них сделали новый полезный предмет, которым можно долго пользоваться. Прямая зависимость – сокращение мусора, появление предмета, и не надо при этом задействовать новое сырье. С помощью такой продукции можно организовать экопросвещение. Наши ручки, кстати, лежат в «Зарядье», в сувенирном магазине музея «Гараж». Это очень показательный проект. Там проходила выставка «Экология как новая политика». И им нужны были сувениры, которые отражали бы этот посыл, сделанные в России из отходов. Есть понятие углеродного следа, а у локального производства его минимум, поэтому нас любят экологи.

Еще наша ручка приятная на ощупь. Ее сложно описать словами, нужно щупать. Бархатистая, очень необычная. Мы понимаем, что с тиражами Corvina или Erich Krause нам никогда не сравниться, всегда будет спрос на дешевую канцелярку, но ниша городского населения, озабоченного экологией, существует. Куча людей готова доплачивать за эту дополнительную ценность, тем более их две: экологичность и тактильное ощущение.

– Как, кстати, у вас складываются отношения с канцелярским рынком?

– У нас пока не особо. Но мы очень хотим в него перетечь. Мы работаем по ручкам с «Вкусвилл», он, конечно, совсем не канцелярский, но с продажами у них все хорошо, насколько хорошо могутпродаваться ручки в продуктовом магазине. Нам казалось, что мы можем влиться в канцелярский рынок, но пока не видим особой заинтересованности со стороны оптовиков, хотя на экомаркетах представителей ваших крупных компаний видели. Все положительно относятся к нашим ручкам, но воз и ныне там. Кого-то может отпугивать цена, но цену ведь можно менять, если масштабировать тираж. В нашей ручке сейчас до 90% стоимости – это работа и время, которое уходит на производство. Нам нужно понимать запрос, тогда можно будет сделать ручку более тиражной. Мы давно работаем с этим материалом и уже понимаем, как можно масштабировать производство ручки быстро и дешево. Когда мы начали работать с «Вкусвилл», мы немного увеличили производительность той модели, которую они заказывают. Она и подешевела для них.

А с канцелярского рынка мы живого запроса не видим, поэтому ничего и не масштабируем. Нужно понимание, по какой цене оптовик готов у нас эту ручку покупать и в каких объемах, дальше – да–да, нет–нет.

– Если к вам обратится обычный канцелярский розничный игрок – мол, хотим ваши ручки, будете с ним сотрудничать?

– Да, конечно. С экомаркетами мы примерно по этой схеме и работаем.

– А есть какие-то секреты продажи экологичных товаров?

– Нужно завоевать доверие целевой аудитории, экосообщества. Эти люди задают очень правильные вопросы. Вы должны знать, как товар произвели, как он будет утилизирован, что можно с ним сделать. Жизненный цикл товара очень важен.

Это тот товар, который должен быть продуман от и до, иначе экоактивисты вас заклюют. Во-первых, минимум упаковки. Если упаковка есть, то экологичная. Когда мы выпускали ручки для «Вкусвилл», нам нужно было понять, какая подойдет коробочка, и мы даже спрашивали наших подписчиков, что им больше нравится.

Экополка всегда выделяется, только если это не магазины, которые продают только экотовары. Конечно, нужно объяснять, что за продукцию вы предлагаете. У того же «Вкусвилл» везде написано про экологичность: и на шоубоксе, и на упаковке. Кстати, дети и молодежь подкованы в вопросах экологии зачастую лучше, чем взрослые. Они часто сподвигают родителей на раздельный сбор мусора, к примеру. Так что на молодежь стоит ориентироваться.

Поскольку наша ручка необычная на ощупь, не похожа ни на что на рынке, нужно дать покупателю возможность взять ее в руки. Сразу становится ясно, за что платишь.

– Вы говорите, нужно завоевать доверие экосообщества. В нашей беседе всплывала тема бумажных «эко» ручек, с которыми не все просто. Расскажите, в чем там дело?

– В 90% случаев они ни разу не экологичные, потому что для их производства в Забайкальском крае вырубается лес, отправляется в Китай, где вырабатывается целлюлоза, из первичной целлюлозы делается бумажная ручка, которую и отправляют к нам. При этом она не слишком долговечна, потому что мягкая, в ней нельзя поменять стержень, она мокнет. Такая ручка очень популярна в качестве рекламной, потому что на ней можно печатать чуть ли не обычным принтером, но, повторюсь, в 90 случаев из 100 это первичная целлюлоза, которую сделали из нашего же леса – не слишком экологично.

В вопросе бумажных ручек мы снова возвращаемся к нашим бедам с переработкой. Если сильно заморочиться, то из ручки с бумажным корпусом можно выдернуть стержень, куда-то его сдать, а бумажку бросить гнить, но в макулатуру ее не сдашь. В европейских «бумажных» ручках бумажный корпус и куча пластиковых запчастей. Конечно, никто их разбирать не будет. А по-хорошему надо ее разобрать на части, идентифицировать материалы и сдать на переработку по всем видам материалов, которые в ней присутствуют. Если ты этого не сделаешь, а так и бросишь на свалку, то бумажка сгниет через положенные ей четыре месяца. Но из 12 граммов веса ручки бумага занимает два грамма, а остальные 10 граммов пластика мы получаем на 450 лет разлагаться. Иногда производители говорят, что в материал добавлен кукурузный крахмал, но ничего хорошего тут нет: такой пластик еще и не переработаешь.

Вообще, если говорить об экологичности, то она определяется несколькими параметрами: насколько экологично вещь произведена, как долго она служит и как легко ее переработать. Когда мы делали наши ручки, мы делали их под сменный стержень – если человек заморочен на экологии, он стержень поменяет. Наша ручка – мономатериал, и переработать ее мы можем полностью. Проблематично обратно ее получить на переработку, но если получим, то переработаем.

– Получается некая спекуляция на теме. Вообще производители этим часто грешат, пуская пыль в глаза?

– Регулярно, для этого даже есть термин – «Гринвошинг» (гринвошинг – это маркетинговая уловка: товар позиционируется как здоровый или экологичный, но на самом деле таковым не является. Термин возник из комбинации двух слов – green (зеленый, экологичный) и whitewashing (отбеливание репутации) – прим. ред.). А, вообще, экопродукты можно разделить на три группы – эко, псевдоэко и совсем не эко.

– Вы говорили об активистах, которые помогают в сборе сырья. А государство вам как-то помогает?

– А на канцелярском рынке оно кому-то помогает?

– Но ведь «мусорная» тема такая нашумевшая. Казалось бы, должны стимулировать хорошие начинания.

– Может быть, где-то эта инициатива и есть, но не с нами. Мы пытались вписаться в Московский реестр социальных предпринимателей, но не смогли. Там другая программа нацпроект экологии, а мы находимся где-то на стыке. Занимаемся полезным делом, но никуда не попадаем.

– Что вы думаете о том, что происходит с мусором у нас в стране вообще?

– Есть немного положительного, есть много отрицательного. В Москве все вопят по поводу раздельного сбора, но фидбек от регионального оператора, который это все затеял, говорит о том, что качество вторсырья значительно улучшилось, перерабатывать его стало легче.

– Жаль только, что часто раздельно собранный мусор засыпают в одну машину.

– Мы знаем одного регионального оператора, который пытается решить эту проблему на уровне мусорщиков, дворников. Их премируют за качество и чистоту корзин. Вообще первоначальная идея раздельного сбора мусора была прекрасная, бак должен был быть сетчатый, но почему-то его изменили на синий. А в сетчатый ничего лишнего не закинешь – стыдно, все видят. Ясно, что он другой, видно, что там лежит. А человек, который не особо задумывается, и не поймет, какая разница – синий, серый… Часто дворники, если заканчивается место в одном баке, начинают перекидывать мусор в другой, не разбираясь, зачем он вообще нужен. Но все равно качество вторсырья улучшилось.

В стране, где не было раздельного сбора мусора, где небольшая прослойка экологически ответственных людей большую часть своего мусора доставлет на экопункты, это большое изменение. Некоторые экстремисты говорят: давайте заварим мусоропроводы. Не надо их заваривать, приучите людей сортировать мусор. Это полезная вещь, она работает, а дальше зависит от того, как сменеджерить эту ситуацию.

– Совсем недавно в правительстве было решено, что ответственность за утилизацию упаковки должна остаться за производителем. Как оцениваете это, как на практике осуществима такая инициатива? Все упрется в дополнительный сбор на утилизацию?

– Ответственность за утилизацию упаковки производителем была всегда, велись нескончаемые споры о каком именно производителе идет речь, о производителе упаковки или о производителе того, что в эту упаковку положат. Система может работать в любом из вариантов, если ей правильно управлять. До прошлого года производитель мог либо заплатить за свою упаковку экосбор, либо утилизировать ее сам. Сейчас эту норму пытаются отменить, потому что было довольно много злоупотреблений, связанных с самостоятельной утилизацией. Проблема – как всегда – в невнятных правилах и слабом управлении.

– А что из вредных инициатив можете отметить?

– Например, мусоросжигание. Понятно, что сжигать мусор надо, но пусть сжигают не мусор из городов, а старый мусор с полигонов. У нас в стране две проблемы с отходами: одна – мусор, который мы производим, вторая – тот, что мы уже накопили.

С последним без мусоросжигательных заводов не справиться, но никто не хочет этим морочиться, проще его засыпать землей. В большой степени мусоросжигание конфликтует с раздельным сбором. Показатели заводов зависят от количества сожженного мусора, они заинтересованы в том, чтобы мусор сжечь, а не разобрать и переработать. Понятно, что пластик горит лучше, чем бытовой мусор.

– Расскажите, как продвигаете свою продукцию в массы? Кроме задачи сделать вашу ручку популярной, ставите ли вы себе задачу просветительскую?

– Продвигаемся через социальные сети: Instagram, Facebook, ВКонтакте. Основной канал, конечно, – Instagram. Канал 360° нас любит, часто снимает ролики про наше производство. Экосообщества о нас пишут.

Еще один канал продвижения – это экомероприятия и экомаркеты. На экомаркетах мы видим живую реакцию конечных потребителей на продукт. По нашим наблюдениям, реакция очень положительная. Еще мы читаем лекции о переработке отходов и связанной с этим проблематике.

Конечно, мы считаем, что наш продукт просто идеален для экопросвещения. И замечательно подходит для осознания того, что отходы – это не мусор, а, при должной организации процессов переработки, – прекрасный материал для создания нужных повседневных вещей.

– Не могу не спросить про пандемию. Как пережили локдаун?

– Очень плохо. Пришлось продать часть станков, чтобы покрыть издержки на зарплату. Наши производственники – наш капитал, очень дорого учить новых. Конечно, много негативных моментов из-за коронавируса, но есть и чуть-чуть позитивных. Пришлось шевелиться, во время локдауна мы сделали экспериментальный чехол для мобильного телефона и занимались масштабированием производства. Встали на Ozon, на Wildberries, там продажи единичные, но что-то новое надо было пробовать.

Спасибо за беседу! Мы всей редакцией будем болеть за процветание вашего полезного дела. В заключение: скажите пару слов нашим читателям – вашим будущим возможным коллегам.

– Мы будем очень рады, когда #ручкаизтетрапак появится в крупных канцелярских магазинах. Там, где такой товар легко купить обычному человеку без дополнительных усилий. Это позволит предотвратить образование дополнительных отходов и заставит людей задуматься об ответственном потреблении.