20мая2018,воскресенье,14:50
Свежий номер №3 (232) март 2018

Казус Битковых: как в США защищают семью осужденных в Гватемале россиян

В Гватемале в среду начинается повторный процесс над бежавшими из России предпринимателями Игорем и Ириной Битковыми и их дочерью Анастасией, которых обвиняют в подделке документов.

Правообладатель иллюстрации CORTESÍA PRENSA LIBRE

Игорь Битков, его жена Ирина и дочь Анастасия в зале суда

Семья Битковых за считанные недели оказалась в центре международного скандала, который может повлиять и на политическую ситуацию в Центральной Америке, и на отношения США и России.

Из-за дела Битковых Соединенные Штаты приостановили финансирование антикоррупционной программы ООН в регионе, а инвестор и правозащитник Уильям Браудер, добившийся в свое время принятия в США "акта Магнитского", надеется теперь дополнить санкционный список фамилиями тех, кто причастен к преследованию Битковых.

Битковы называют себя жертвами "русской мафии" и российских властей. Россия же считает, что они - обычные мошенники, которые сбежали из страны, намеренно обанкротив свой бизнес и присвоив себе выданные госбанками кредиты на миллиарды рублей.

Но в Гватемале их судят не за это, а обвиняют лишь в махинациях с документами.

Первый суд закончился в январе неожиданно суровым для такого обвинения наказанием: Биткову дали 19 лет заключения, его жене и дочери - по 14 лет. Вскоре приговор был отменен, и дело отправили на пересмотр.

Три машины и миллион кетсалей

"Мы пять дней пробыли в камере в подвале здания суда, и настолько ей было плохо, что когда нас поднимали на аудиенцию, мы в наручниках, она и я, я на себе ее просто тащила, физически. Она не могла идти. Она не могла ни говорить, ни ходить. Я просто ее как мешок на себе таскала", - описывает Ирина Биткова состояние своей дочери в первый день после ареста.

Происходило это в январе 2015 года. К тому времени семья Битковых - Игорь, Ирина, Анастасия и совсем маленький сын Владимир - жила в Гватемале больше пяти лет и совершенно не ожидала, что однажды ранним утром к ним нагрянет полиция, перевернет весь дом, родителей и дочь заберет в тюрьму, а сына отправит в детский дом.

Местная пресса описывает Битковых как достаточно обеспеченных людей. Их особняк находится в престижном районе Гватемала Сити, у них три дорогих автомобиля, в доме прислуга. При обыске прокуроры изъяли большую сумму денег в разной валюте, оценив ее в миллион местных кетсалей (чуть больше 130 тыс. долларов). Все Битковы свободно говорят по-испански.

Однако они - беженцы из России, приехавшие в Гватемалу, чтобы купить местные паспорта, сменить имена и начать новую жизнь. Из России им пришлось бежать в 2008 году, когда их компания обанкротилась, и на них были заведены уголовные дела. Впрочем, сами Битковы утверждают, что "русская мафия" угрожала расправиться не только с их бизнесом, но и с ними самими.

Сомневаться в серьезности угроз не приходилось. За пару лет до этого у них похитили 16-летнюю Анастасию - в течение трех дней ее накачивали наркотиками и насиловали, но Игорю Биткову все же удалось спасти дочь, заплатив похитителям выкуп в 200 тыс. долларов.

Поломанная тогда психика Насти снова дала сбой в камере гватемальского суда.

НастяПравообладатель иллюстрации CORTESÍA PRENSA LIBRE
Анастасия Биткова (на переднем плане) пробовала себя в модельном бизнесе, одновременно работая над собственным реалити-шоу

"У нее случился кризис: паника, ей было тяжело дышать, она фактически была на волосок от смерти. И тогда судья отправил за врачом, потому что все-таки, наверное, испугался, если человек у него умрет. Я рассказала историю болезни, что у нее "биполяр", что были попытки суицида, что она уже несколько раз была в госпитале, и в Гватемале, и в других странах", - рассказывает Ирина.

У Анастасии были диагностированы биполярное аффективное расстройство, пограничное расстройство личности и склонность к суициду. Суд прислушался к мнению врачей и поместил мать с дочерью в тюремную больницу с более мягким режимом.

Еще через несколько месяцев их выпустили под залог на свободу - домой к маленькому Володе. Глава же семейства остался в тюрьме на все время следствия и судебного процесса. С тех пор прошло три с лишним года, и хотя приговор первого суда отменен, Игорь Битков по-прежнему находится в заключении.

Авторитетные и эффективные

Организация, из-за которой жизнь семьи Битковых на новой родине пошла наперекосяк, называется Международная комиссия ООН по борьбе с безнаказанностью в Гватемале (или по-испански сокращенно CICIG - "си-си-г"). Это особый, независимый от правоохранительной системы Гватемалы орган, который занимается расследованием крупных коррупционных дел.

CICIG пользуется в Гватемале огромным авторитетом.

Комиссия была создана в 2006 году для борьбы с незаконными вооруженными формированиями, но затем существенно расширила сферу своих интересов. Фактически комиссия стала структурой, которая могла проводить совершенно независимые расследования коррупции во властных структурах любых уровней - то, что не могла или не хотела себе позволить генеральная прокуратура.

CICIG финансируется пополам Евросоюзом и Соединенными Штатами - каждый выделяет по 6 млн долларов ежегодно. В США рассчитывают, что борьба с коррупцией оздоровит правовой климат в Гватемале и оттуда уменьшится поток мигрантов в США.

БитковПравообладатель иллюстрации CORTESÍA PRENSA LIBRE
Игорь Битков находится в предварительном заключении уже больше трех лет

И CICIG оказалась более чем эффективной.

Лишь за один 2015 год в Гватемале усилиями CICIG были уличены в коррупции и отправлены за решетку президент страны Отто Перес Молина и вице-президент Роксана Бальдетти. В 2017 году началось расследование в отношении нынешнего президента Гватемалы Джимми Моралеса и его родственников.

Президенту Моралесу это, понятное дело, не нравится, и он отчаянно пытается избавиться от CICIG - но пока не может. С одной стороны, у комиссии есть мандат ООН с четко оговоренными полномочиями и сроком действия. При этом деятельность CICIG, согласно соцопросам, одобряют 70% жителей страны, и в случае обострения конфликта эта поддержка вполне может материализоваться в массовые уличные протесты.

Из жертвы в обвиняемого

На фоне этого противостояния, исход которого может повлиять на всю систему правосудия в стране, CICIG вдруг оказывается в центре скандала из-за семьи русских, которые, по их собственным словам, очутились в Гватемале едва ли не случайно. Причем под ударом оказалось то, на чем базируется безупречная репутация комиссии - ее независимость и непредвзятость.

CICIG, которую теперь называют чуть ли не марионеткой в руках Кремля, вовсе не собиралась заниматься делом Битковых.

Комиссия с 2013 года вместе с гватемальской спецпрокуратурой расследовала "дело о миграции", дюжинами отправляя под суд чиновников, торговавших фальшивыми паспортами. CICIG признают, что в ходе расследования всплывала фамилия Битковых - но как жертв мошенников, а не подозреваемых.

Превратить их в обвиняемых CICIG предложил российский банк ВТБ - один из банков, деньги которого, по версии российского следствия, присвоили себе Битковы перед бегством из страны.

Юристы ВТБ самостоятельно выследили Битковых в Гватемале и известили местные власти о том, что русские беглецы живут в стране по поддельным документам. После чего передали дальнейшее расследование в руки CICIG.

"Мы узнали о том, что у этих россиян что-то не в порядке, потому что банк ВТБ подал жалобу на них в прокуратуру", - подтвердил Би-би-си специальный прокурор Гватемалы по борьбе с безнаказанностью Хуан Франсиско Сандоваль.

Тем не менее, CICIG и спецпрокуратура Гватемалы настаивают на том, что расследование дела Битковых проводилось абсолютно непредвзято.

По их версии, Игорь Битков купил поддельные документы для себя, жены и дочери, причем не через какую-то фирму, а напрямую у одного из фигурантов "дела о миграции".

"Они легально въехали в страну, но потом начали использовать фальшивые документы", - объясняет спецпрокурор Сандоваль.

"Например, Игорь получил здесь удостоверение личности на чужое имя и для этого использовал фальшивое свидетельство о рождении. Он получил паспорт на это новое имя и заключал по нему сделки", - продолжает он.

БитковПравообладатель иллюстрации CORTESÍA PRENSA LIBRE
Суд Гватемалы приговорил Игоря Биткова к 19 годам лишения свободы, но уже спустя три месяца Конституционный суд страны отменил это решение

По этим документам россиянин превратился в Грегорио Игоря Бенитеса Гарсиа, уроженца Таксиска, города в муниципалитете Санта-Роза на юго-востоке Гватемалы. Для Ирины Битковой они выбрали новое имя Мария Ирина Родригес Германис.

"Поскольку при его славянской внешности латиноамериканское имя вызывало подозрения, Игорь решил сменить его, и ему сделали новое свидетельство о рождении. Он получил новое удостоверение личности, вступил в брак с Марией Ириной Родригес Германис, получил водительские права, купил машину и заново получил паспорт", - перечисляет спецпрокурор Сандоваль.

По второму паспорту Игоря начали звать Леонидом Захаренко.

Новый паспорт его дочери тоже был поддельным, считает CICIG, но она вписала в него свое прежнее имя - Анастасия Биткова.

У Роландо Альварадо, адвоката семьи Битковых, другое мнение на этот счет. "На самом деле не было никаких фальшивых документов, были настоящие, аутентичные документы, и это доказывает экспертиза", - уверяет Альварадо.

Налегке в никуда

Отвечая на вопросы Русской службы Би-би-си осенью 2015 года, Игорь и Ирина Битковы рассказывали, что изначально не планировали переезжать в Гватемалу.

Собственно, они вообще не собирались никуда уезжать из России, где с середины 90-х годов постепенно строили свой бизнес - Северо-западную лесопромышленную компанию (СЗЛК), объединившую целлюлозно-бумажный комбинат, фабрики по производству бумаги и ряд мелких производств.

В 2005 году журнал "Финанс" включил чету Битковых в своей рейтинг "рублевых миллиардеров Петербурга", оценив состояние каждого из них в 50 млн долларов. Бизнес Битковы развивали, скупая убыточные производства и вкладываясь в их модернизацию. Под это они брали кредиты, и до 2008 года банки были полностью довольны своим клиентом.

Однако в апреле 2008 года Северо-Западный банк Сбербанка потребовал возврата в 48-часовой срок долга в 1 млрд рублей (который СЗЛК по договору должна была погашать еще два года). По версии Битковых, с этого начался рейдерский захват и намеренное уничтожение их компании.

Спасти бизнес было невозможно - по словам Ирины Битковой, таким образом некие влиятельные люди якобы мстили им за ее отказ возглавить калининградское отделение "Единой России" и за другие проявления нелояльности властям.

Российские правоохранительные органы считают, что Битковы намерено обанкротили СЗЛК, чтобы не возвращать кредиты на общую сумму в 3,6 млрд рублей. Знакомые из спецслужб посоветовали Биткову покинуть Россию, чтобы избежать ареста по уголовным делам.

"Мы выехали из России в начале или середине апреля 2008 года и до апреля 2009 года мы жили в Европе. Хотели поближе - мы думали, что мы наши вопросы в России решим. Но в это время уже истек срок действия Игорева паспорта, ситуация только ухудшалась, угрозы на нас сыпались абсолютно откровенные, и в общем надо было как-то решать вопрос с документом, с гражданством", - рассказывает Ирина.

По ее словам, они открыли чуть ли не первый попавшийся в интернете сайт фирмы, оказывавшей помощь в приобретении нового гражданства. Фирма называлась Cutino International. Битковы связались с ней. Там их заверили, что все будет сделано легально, и документы им выдадут официальные государственные службы.

Битковы выбрали гражданство Панамы, - жить там они не планировали, собирались только съездить за паспортами и вернуться в Европу.

Игорь Битков поясняет, что в Европе срочно получить вид на жительство было им не по карману - все их активы и счета в России были уже арестованы.

паспортПравообладатель иллюстрации GETTY IMAGES
Паспорт гражданина Гватемалы в фирме Сutino International оценили в 50 тыс. долларов

"В 2008-2009 годах Европа и США все еще поддерживали дружеские отношения с руководством России. У нас были свежие примеры того, как эти страны выдавали российских предпринимателей по запросу российских силовых ведомств, хотя дела были явно сфабрикованы, так же как и наши", - уточняет Битков.

Но ехать пришлось не в Панаму, а в Гватемалу, так как именно тут располагался офис Cutino International. И уже на месте сотрудники фирмы убедили Битковых, что в Гватемале гражданство оформлять проще и быстрее.

За новые паспорта Битковы заплатили по 50 тыс. долларов.

"Получив новые документы, мы уехали из Гватемалы обратно в Европу. Мы жили по этим документам, не имея никаких проблем, потому что они были получены легально. В 2010 году мы вернулись в Гватемалу, чтобы пройти процедуру получения гражданства для нашей дочери Анастасии, и планировали затем вернуться в Европу", - рассказывает Игорь Битков.

Но не вернулись.

"В 2011 году я забеременела здесь, - объясняет Ирина. - Мы давно хотели второго ребенка. Но при этом у меня была угроза выкидыша, и врач советовала мне не путешествовать, тем более что мне уже было 40 лет".

Новые гватемальские

Сын Володя родился 4 января 2012 года. Так семья Битковых неожиданно для себя осела в Гватемале.

"И мы все эти шесть лет, почти семь уже, хорошо жили. Растили ребенка. Мы занялись кинематографическим проектом, реалити-шоу. Дочка у меня до этого в Англии закончила модельные и актерские курсы, занималась маркетингом. И мы решили все это использовать и снимать наше реалити-шоу. И так вот втянулись", - рассказывает Ирина.

Игорь без ложной скромности называет это "бизнесом по производству кинопродукции".

русскиеПравообладатель иллюстрации CORTESÍA PRENSA LIBRE
Битковы надеются получить убежище в Канаде, как только все члены семьи окажутся на свободе

"Мы снимали реалити-шоу Anastasia's New World" ("Новый мир Анастасии"). Мы запечатлели самые красивые места Гватемалы на камеру, такие как озеро Атитлан и деревни, расположенные вокруг, пирамиды Тикаля, побережье Атлантического океана и многие другие места. Мы работали вместе с INGUATE - официальным органом Гватемалы по продвижению туризма страны. Анастасия писала сценарии для съемок и сама снималась в этих местах", - вспоминает Игорь Битков.

Операция "Экстрадиция"

Все закончилось, когда в шесть утра 15 января 2015 года на пороге дома Битковых в престижном кооперативе Casa y Campo появились несколько десятков вооруженных полицейских.

Дальнейшие события, по мнению Игоря Биткова, не оставляют сомнений в том, что CICIG действовала исключительно в интересах российской стороны, причем целью этой операции была как можно более скорая экстрадиция Битковых в Россию.

Сотрудники прокуратуры арестовали Игоря, Ирину и Анастасию, а маленького Володю отправили в детский дом, отказавшись оставлять его назначенным родителями опекунам.

"Их план был прост: создать для нас невыносимые условия нахождения в тюрьме, парализовать волю к сопротивлению и урегулировать процедуру нашей экстрадиции в Россию. Наш ребенок, Владимир, рожденный в Гватемале и являющийся гражданином Гватемалы по рождению, является препятствием для нашей экстрадиции", - объяснял Игорь Битков.

Павел Астахов, в ту пору российский детский омбудсмен, выступил в прессе с предложением к властям Гватемалы лично прилететь и забрать Володю в Россию. Но гватемальцы отдавать Астахову собственного гражданина отказались.

БитковыПравообладатель иллюстрации SUPPORTBITKOVS
Семейство Битковых в полном сборе - незадолго до рейда полиции, в результате которого Игорь Битков оказался за решеткой на следующие три с лишним года

По словам Игоря Биткова, Россия планировала добиться выдачи его семьи в считанные дни после ареста, и в качестве подтверждения приводит заявление губернатора Калининградской области Николая Цуканова, который 28 января 2015 года поспешил публично объявить, что Битковы уже экстрадированы и вскоре предстанут перед российским судом.

Прав или нет Игорь Битков в своих предположениях, в любом случае Гватемала их России не выдала. А через месяц с небольшим судья распорядился вернуть Володю из детского дома опекунам.

Суда Битковым пришлось дожидаться почти год. Игорь остался в тюрьме, Ирину и Анастасию в январе 2016 года выпустили под домашний арест. Еще полтора года длился сам процесс - вместе с россиянами на скамье подсудимых оказались еще 36 фигурантов "дела о миграции".

Параллельно Битковы подали конституционную жалобу в апелляционный суд. 12 декабря 2017 тот постановил, что уголовное преследование Битковых за использование поддельных документов вообще незаконно - оно противоречит Палермской конвенции, согласно которой мигрантов нельзя уголовно преследовать за фальшивые документы, каким бы образом они их ни получили.

Парадоксальным образом суд низшей инстанции проигнорировал это решение, оставил Битковых на скамье подсудимых и в январе 2018 года осудил Игоря на 19 лет лишения свободы, а Ирину и Анастасию - на 14 лет каждую.

Без права на убежище

Версии обвинения и Битковых принципиально различаются, когда речь заходит о пресловутой Cutino International, к которой якобы обратились Битковы за помощью с паспортами. Битковы и их адвокаты возмущены тем, что CICIG вообще не стала расследовать деятельность этой фирмы.

Пресс-секретарь CICIG Матиас Понсе в интервью Би-би-си объяснил, что обвиняемые во время суда не представили подтверждений того, что эта фирма вообще существовала и что именно ей Игорь Битков заплатил за новые документы. Не осталось ни чеков, ни расписок от тех 50 тыс. долларов за паспорт. Поэтому, по словам Понсе, обвинение не стало исследовать эту версию.

CICIG также полностью отвергает какую-либо политическую подоплеку в деле Битковых.

По словам спецпрокурора Сандоваля, в ходе судебного процесса ни обвиняемые, ни их адвокаты не упоминали события из российского прошлого Битковых.

"Они не рассказывали, в какой ситуации оказались. И стоит обратить внимание на то, что они семь лет находились в Гватемале и ни разу не обращались за политическим убежищем. Такое прошение поступило от них только после ареста", - объясняет прокурор. Прошение, разумеется, отклонили.

Колумнист из ближнего круга

Представители банка ВТБ поначалу участвовали в расследовании и затем в судебном разбирательстве, получив статус "дополнительного обвинителя". Но спецпрокурор Сандоваль подчеркивает, что это разрешено законом и не является свидетельством влияния ВТБ или российского правительства на расследование. Статус участника процесса был отозван у ВТБ в 2017 году.

После вынесения приговора председатель банка ВТБ Андрей Костин, входящий, как считается, в ближайшее окружение президента России Владимира Путина, посчитал необходимым лично выступить на страницах газеты Wall Street Journal с комментарием по делу Битковых.

Костин и ПутинПравообладатель иллюстрации AFP 
Глава банка ВТБ Андрей Костин считается одним из приближенных к президенту Путину

"Битков не особо известен и никогда активно не участвовал в политической или социальной жизни России, - писал Костин. - Именно CICIG настойчиво добивалась суда над семьей Битковых, что подчеркивает несостоятельность версий о вмешательстве Кремля в это дело. ВТБ будет через суд добиваться от Битковых полного возвращения долга. Действия ВТБ в деле семьи Битковых - это пример обычной практики разрешения серьезных финансовых споров с помощью доступных правовых инструментов и в соответствии с интересами акционеров - и ничего более".

Костин попытался выставить Биткова обычным мошенником, а судебное разбирательство в Гватемале - малозначительным и рутинным. Но как раз в этот момент дело Битковых стало стремительно набирать вес и значимость.

Браудер особой важности

Уже в конце апреля Конституционный суд Гватемалы отменил приговор семье Битковых и отправил дело на пересмотр. А на следующий день в сенате США Хельсинкский комитет провел слушания по делу Битковых, чуть ли не открытым текстом обвинив CICIG в том, что та оказалась карательным инструментом в руках Кремля.

Внезапной вспышкой интереса американского истэблишмента к событиям в Гватемале эта латиноамериканская страна обязана Уильяму Браудеру, американо-британскому инвестору, литератору и правозащитнику. Браудер - непримиримый критик путинской России, добившийся принятия в США "акта Магнитского" - санкционного списка россиян, причастных к смерти юриста Сергея Магнитского. Теперь он с тем же упорством сражается за свободу семьи Битковых.

Сам Браудер узнал о деле Битковых еще в марте 2015 года. На сайт, посвященный только что изданной книге Браудера о Магнитском, пришло письмо со словами благодарности и рассказом о себе - о том, каково оказаться жертвой рейдерского захвата и преследования со стороны российских властей. Автором письма была Ирина Биткова.

"Она рассказала их историю во всех подробностях. Это произвело на меня неизгладимое впечатление. Я ничего не знал о Битковых, когда у них начались проблемы с ВТБ банком. Но я следил за их судьбой сразу после ареста и стал свидетелем того, как власти пытались отнять у них младшего сына, Владимира Биткова. Эта часть их злоключений ужасает меня больше всего" - так объяснил Браудер в интервью Русской службе Би-би-си причину своего интереса к делу Битковых.

Браудер считает, что в деле Битковых все просто: правда на их стороне, а вот верить банку ВТБ и российским властям, говорит Браудер, нет никаких оснований.

БраудерПравообладатель иллюстрации AFP 
Уильям Браудер инициировал принятие в США "Акта Магнитского", а последние три года прилагает все возможные усилия для освобождения семьи Битковых

"Давайте просто посмотрим на факты. Была ли допущена ужасная несправедливость к Битковым? - рассуждает Браудер. - Ответ: да. В Гватемале не прозвучало ни одного убедительного обоснования, почему семья - неважно, как она оказалась в стране - из-за проблем с документами должна провести 19 лет, 14 лет в тюрьме. Это больше, чем дают за изнасилование и убийство! Такой приговор не может быть правильным и справедливым".

Браудер сумел добиться проведения 27 апреля слушаний по делу Битковых Хельсинской комиссии сената США. Сама формулировка темы слушаний - "Длинная рука беззакония: неужели антикоррупционная комиссия ООН помогла Кремлю разрушить жизнь российской семьи?" - не оставляла сомнений в том, что событиям в Гватемале будет дана самая жесткая оценка.

Руководство CICIG отказалось от приглашения в Вашингтон, но в ответном письме развернуто изложило свою точку зрения на происходящее.

"CICIG потрясена и обеспокоена тем, насколько предвзято, противоречиво и неверно освещается судебный процесс над семьей Битковых. Мы удивлены, что необоснованные обвинения во вмешательстве иностранного государства в уголовное судопроизводство в Гватемале распространяются на самом высоком уровне Конгресса США без каких-либо доказательств", - говорится в письме.

Но эту точку зрения никто из выступавших на слушаниях не поддержал.

Перед сенаторами выступил сам Браудер и адвокаты Битковых - Рональдо Альварадо и Виктория Сандоваль.

"Слушания в сенате были очень полезными в том смысле, что на них со всех очевидностью было констатировано, что с Битковыми поступили несправедливо", - настаивает Браудер.

Сенатская комиссия поддержала его предложение расширить "список Магнитского" и обратилась к Белому дому с призывом ввести санкции в отношении лиц, причастных к делу Битковых.

Удар на упреждение

4 мая 2018 года назревавший международный скандал вокруг дела Битковых перешел в активную фазу: сенатор Марко Рубио, будучи членом комитета по ассигнованиям, распорядился заморозить выделение Соединенными Штатами очередного гранта Международной комиссии по борьбе с безнаказанностью в Гватемале - до разрешения ситуации вокруг семьи Битковых.

СICIG - по крайней мере временно - осталась без половины своего бюджета. Это не добавило Битковым сторонников, так как под угрозой оказалась антикоррупционная политика целого региона.

Комиссии по борьбе с безнаказанностью под эгидой ООН помимо Гватемалы работают также в Гондурасе и Сальвадоре. И в этих двух странах у международных независимых расследователей отношения с местными властями не менее напряженные, чем в Гватемале.

Марко РубиоПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES
Сенатор-республиканец Марко Рубио не ограничился словами в поддержку Битковых и, не дожидаясь пересмотра их дела, заморозил выделение CICIG очередного гранта от США

Теперь уже сенатора Рубио и самого Браудера называют марионетками - в руках тех, кто заинтересован в сворачивании деятельности CICIG в Центральной Америке.

Браудер об этом знает. Но сейчас, уверяет он, его больше заботит, почему Битковы продолжают находиться в заключении, несмотря на то, что суд высшей инстанции постановил снять с них обвинения.

В этой непоследовательности гватемальской судебной системы он тоже обвиняет CICIG, которая хоть и сторонняя организация, однако настолько влиятельная, что заставляет прислушиваться к себе государственные инстанции.

Поэтому Браудер осторожен в прогнозах на предстоящее повторное судебное разбирательство дела Битковых.

"Теперь к этому делу приковано внимание всего мира. И любая несправедливость или странность будет замечена и станет известна всему миру. С другой стороны, Россия, банк ВТБ и российские власти активно продолжают закулисную борьбу, привлекая все новые ресурсы. В интересах российского правительства в Гватемале действуют многие люди - некоторые за деньги, некоторые из страха", - считает Браудер.

В итоге Браудер склоняется к тому, что "все будет решать глобальная политика".

"Какую позицию займет правительство Соединенных Штатов? Что будет делать правительство России? Чья позиция окажется более весомой?" - говорит он.

Тем временем судьбой семьи Битковых озаботилась еще и Канада. Анастасия Биткова написала из тюрьмы письмо правительству Джастина Трюдо.

"Пока мы остаемся в Гватемале, нашим жизням грозит опасность, учитывая коррумпированную природу российской и гватемальской судебных систем", - объясняет Анастасия решение просить у канадских властей предоставить ее семье убежище, если и как только Битковы окажутся на свободе.

Лишь у младшего Владимира Биткова нет проблем с паспортом, остальные же члены семьи остались вообще без документов, так как их российские и гватемальские паспорта больше не действительны.

Канада пока не дала официального ответа на просьбу Анастасии Битковой, но министр иностранных дел Кристя Фриланд подтвердила, что решением этого вопроса активно занимается и правительство, и канадское посольство в Гватемале.


Источник: www.bbc.com