21июля2019,воскресенье,03:41
Свежий номер №4-5 (239) апрель-май 2019

Угрозы, подделка подписей, коррупция

Предприниматель из Норильска два с половиной года борется за свой магазин

Текст: Дмитрий Никитин
По материалам dailystorm.ru

В Норильске местная предпринимательница Ирина Филиппенко уже два с половиной года борется с чиновниками, которые незаконно отняли у нее магазин канцелярских товаров. В этой истории есть все: пропавшие 130 миллионов рублей, коррупция, подделанные подписи, угрозы и даже вердикт суда в пользу предпринимателя. Но решение судей – вернуть помещение владелице – администрация Норильска исполнять не хочет. За это приставы накладывают на управление имуществом административные и судебные штрафы. Сам глава отрицает существование решения и твердит одно: если бы оно было, мы не могли бы его не исполнить. Приставам остается только удивляться «неосведомленности» главы города, но сделать никто ничего не может.

«Канцелярское Дело» не смогло пройти мимо того произвола (иначе и не скажешь), что творится со «Скрепкой» последние два с половиной года. Читайте в следующем номере интервью с Ириной Филиппенко, в котором мы постараемся осветить ситуацию в мельчайших подробностях.

Норильск считается одним из самых грязных городов в мире. Пожалуй, любой текст про этот город, де-факто принадлежащий корпорации «Норникель», так или иначе будет связан с грязью – но не всегда эта грязь будет иметь отношение к экологии. Город расположен вдали от цивилизации, в глубине Красноярского края, и помощи жителям обычно ждать ни от кого не приходится.

Об этом же адвокату Надежде Ильченко напомнили и в городской прокуратуре: «Вы что, серьезно думаете, что сюда с проверкой поедет краевая прокуратура?» 

Надежда помогает подруге Ирине Филиппенко – предпринимателю из Норильска, которая владеет канцелярскими магазинами «Скрепка». Сегодня у Ирины осталась только одна торговая точка – на улице Павлова, 10. Это в двух кварталах от центральной улицы города – Ленинского проспекта. Эта история началась в 2016 году. Тогда у Филиппенко было два магазина, один из которых располагался на Ленинском проспекте, 42. В том же году администрация города решила реконструировать здание – время, как и сам Норильск, не щадит никого.

Компания «Скрепка» в городе Норильске была основана в 2005 году. На сегодняшний день она является одной из крупнейших в Норильском Промышленном Районе. Компания активно сотрудничает с государственными и муниципальными учреждениями, поставляет товары для нужд «Норникеля». Ирина Филиппенко – основатель компании, ее смело можно назвать авторитетным представителем канцелярской индустрии, зарекомендовала себя как человек слова.

Пятиэтажный дом был давно расселен, и использовался только первый этаж. В 2013 году там проводились работы по восстановлению фундамента – на них потратили около 18 млн бюджетных рублей. Поэтому первый этаж был вполне пригоден для работы и не требовал никакой реконструкции. Однако у администрации было другое мнение на этот счет. Управление городским имуществом предупредило Ирину Филиппенко и остальных предпринимателей об этих планах и пообещало выдать другие помещения на время строительных работ.

Для этого в декабре 2016 года Управление имущества администрации города Норильска (далее – управление) создало комиссию, которая решала, какие помещения выдать арендаторам взамен реконструируемых. Ирине не повезло: член комиссии и работник управления Алена Руднева проголосовала против выдачи Филиппенко помещения, посчитав, что та не имеет прав на арендуемое место. При этом никаких видимых оснований на это не было – в дальнейшем это подтвердит суд.

«По закону, юридически, если они считали, что Филиппенко не имеет права на это помещение, они должны были подать в суд иск на расторжение договора, на освобождение помещения, чего они не сделали», – рассказала Daily Storm Надежда Ильченко, адвокат Ирины Филиппенко.

После этого были попытки приватизации помещения, так как снимала его Ирина еще с 2003 года, поэтому имела на это основания. Но каждый раз получала отказы. Как позже выяснила контрольно-счетная палата Норильска, причины отказов были
надуманными. Одной из причин в администрации указали то, что помещение, которое хочет приватизировать Филиппенко, – жилое. И в соответствии с 168-й статьей ГК РФ – выкупить его невозможно. Это легко опровергалось выпиской из ЕГРН. Позже на сторону Филиппенко встала и контрольно-счетная палата, которая провела собственную экспертизу. Другой причиной отказа управление указывало то, что дом аварийный.

«На территории города Норильска был разработан план мероприятий по модернизации жилищного фонда муниципального образования город Норильск, здание, в котором находится Объект, не внесено в реестр аварийных многоквартирных домов и включено в Программу по укреплению фундаментов зданий перспективного жилищного фонда», – сообщалось в экспертизе контрольно-счетной палаты Норильска.

Пока Ирина бегала по инстанциям, пытаясь восстановить законное право на арендуемое помещение, управление выставило на торги здание на Ленинском проспекте, 42. Тогда уже в мае 2017 года стало известно, что администрация Норильска решила отдать пятиэтажное здание с магазином в руки местного бизнесмена Ширвана Гахиева. Между управлением и компанией «Провиант», принадлежащей Гахиеву, был заключен инвестиционный договор, согласно которому фирма обязалась реконструировать здание, потратив на это не менее 170 млн рублей. За это, по условиям договора, предприниматель получил 95% пятиэтажного здания в центре города. Администрация же оставила себе лишь 5%, да и на тех небольших метрах находится кафе, принадлежащее Гахиеву. Такую сделку власти в 2017 году назвали «инвестицией в город». В чем инвестиция – непонятно. Теперь там находится торговый центр «Сити» с магазинами и кафе.

Остальные этажи занимают офисы. При этом никаких социальных объектов, к примеру, аптек, там нет – все площади здания отданы предпринимателю для извлечения коммерческой прибыли, и даже за аренду платить не приходится – не считая тех 5%, оставшихся в муниципалитете. Встает резонный вопрос: зачем же администрации отдавать огромное, по меркам Норильска, здание, из муниципальной собственности в частную. Возможно, ответ кроется в инвестиционных планах.

В них стоимость реставрации здания отличалась от той, что оказалась в договоре (документы имеются в распоряжении Daily Storm) и составляла 300 млн рублей. Куда делись 130 млн рублей, если по договору потратили только 170 млн – остается только гадать, ведь краевые правоохранительные органы до Норильска добраться не могут, поэтому и разбираться с пропажей никто не стал. 

Сам Ширван Гахиев известен в городе как крупный бизнесмен: владелец восьми фирм, одна из которых в Красноярске, а остальные – в Норильске. Часть компаний имеет названия, связанные со строительством: «Нордстрой» (доход за 2017 год составил 347,4 млн рублей), «Норильскстрой» (доход за аналогичный период – 349,4 млн рублей), но теперь, по данным СПАРК, их основной вид деятельности – торговля напитками. Хотя в разделе «Виды деятельности» действительно указано строительство жилых и нежилых зданий. Другие компании бизнесмена – «Пивпром» (доход за 2017 год – 289,9 млн рублей), «Пинта» (133,4 млн рублей) и «Провиант» (24,8 млн рублей) – также занимаются продажей пива и продуктов питания. 

«29 мая 2017 года Ирина приходит на работу и видит, что здание огорожено синим забором, а из окна ее магазина строители выбрасывают оборудование и товары, которые там находились. Она вызвала полицию, было написано заявление в прокуратуру. Потом нам везде пришел отказ – обосновали это тем, что, по информации из управления имуществом, Ирина не имеет права на это помещение», – рассказывает Надежда Ильченко.

1 июня Ирина Филиппенко впервые столкнулась с «системой» лично – пришла на прием к начальнику управления Денису Лобановскому. Тот на словах заверил ее, что это все недоразумение и ей выделят помещение из тех 5%, что остались в собственности муниципалитета. Ирина, не будучи подкованной в юриспруденции, вышла из здания управления на крыльях счастья, но их очень быстро обрубила суровая реальность.

«Конечно, я сказала, что нам нужны какието гарантийные обязательства либо предварительный договор, иначе мы пропустим срок подачи иска и все. Видимо, они на это и рассчитывали – запудрить ей мозги и протянуть три месяца – срок подачи иска», – предполагает адвокат Ильченко. Никаких гарантий в администрации давать не спешили, поэтому в июле 2017 года Ирина обратилась в суд. До начала судебных заседаний, в сентябре 2017 года, в городе назначили нового главу – Рината Ахметчина. Все «избираемые» руководители по традиции – бывшие менеджеры «Норникеля», градообразующего предприятия. Новый мэр не стал исключением: раньше работал директором ООО «Норильскпромтранспорт», «дочки» «Норникеля», контролирующей транспорт предприятий. В народе Ахметчина стали называть просто – «начальник гаража».

С приходом нового главы города у Ирины Филиппенко появилась новая надежда: через две недели после назначения мэра ее вызвали в управление для заключения мирового соглашения. «Сказали, мол, мы не хотим все это дальше продолжать, мы хотим решить все мирным путем. Дали список помещений, чтобы мы выбрали подходящее. Нас устроило помещение на Талнахской, 8. Мы понимали, что куча денег вложена инвестором в этот дом на Ленинском проспекте, поэтому не стали спорить и настаивать на старом помещении», – рассказала Филиппенко Daily Storm. Однако в суде соглашение не приняли: среди ответчиков, кроме управления и администрации города, выступала компания «Провиант», победившая на торгах. Подписи представителя компании там не было, поэтому соглашение оказалось недействительным. В управлении после этого отказались переделывать соглашение и заявили, что будут обращаться в суд. При этом мероприятия, касающиеся выделения помещения, например разделение территории, проводились за счет Ирины Филиппенко, и в сумме это составило 150 000 рублей. Компенсировать впустую потраченные средства пока что никто не собирается.

В управлении на запрос Daily Storm дали следующий комментарий: «Выбранный Филиппенко объект на улице Талнахская, 8 – общей площадью 205 м2. В этой связи, поскольку площадь помещения, указанного в Мировом соглашении, значительно больше (предыдущее помещение было площадью 110 м2 – Примеч. Daily Storm), Арбитражный суд Красноярского края не утвердил данное Мировое соглашение». Надежда Ильченко считает, что такое решение – пойти в суд – принял Алексей Ситников, начальник правового управления администрации города. Ему же подчиняется и управление имущества. В городе Ситникова считают своего рода серым кардиналом. На бумагах его подписи встречаются редко, но многие решения остаются именно за ним. Возможно, расчет был на то, что суд будет проигран. С Ситниковым за день до суда общался и Ахметчин, после этого сказав Ирине, что для выдачи помещения все-таки требуется судебное решение. «Я собрал еще раз всех товарищей, ситуация следующая: наш главный юрист, товарищ Ситников, подтвердил, что для администрации желательнее было бы получить официальное решение суда и по нему выполнить те мероприятия, которые решит суд, чем сейчас производить какие-то действия, делать договор купли-продажи и так далее», – следует из телефонного разговора за день до суда, 31 января 2018 года.

Требование управления удовлетворили: 8 февраля суд встал на сторону Ирины Филиппенко и постановил оставить за ней преимущественное право на приобретение имущества на Ленинском проспекте. Но на этом история не закончилась, так как в администрации до сих пор отказываются выполнять требование суда. Была подана апелляция, которую управление проиграло, и решение осталось в силе: передать Филиппенко то помещение, которое выберет она, а не то, которое даст ей администрация. Чиновники понять решение суда либо не хотели, либо не могли: предложили Филиппенко помещение без права приватизации, так как у здания был общий вход с ателье, принадлежащим другому предпринимателю. «После этого мы составили протокол разногласий. Через неделю нам приходит оповещение, что исполнительное производство закрыто. Получили ответ, что закрыто оно в связи с тем, что протоколами разногласий урегулированы все отношения с взыскателем и должником. Суть в чем: они подделали подпись Филиппенко. Мы сразу подали заявление в ОБЭП, экспертиза подтвердила, что подпись подделана. После этого производство возобновили», – рассказывает Филиппенко.

В управлении подделку подписи опровергли, объяснив это технической ошибкой: «Под подписью Ирины Филиппенко в протоколах разногласий к договору ошибочно была сделана надпись «С учетом протокола урегулирования разногласий». По результатам проведенной служебной проверки должностные лица, допустившие ошибку, были привлечены к дисциплинарной ответственности».

Если вам показалось, что подделка подписей в управлении – это беспредел, то держите кое-что еще. Вернемся к мэру города, Ринату Ахметчину. В распоряжении Daily Storm имеются записи разговоров главы с Ириной Филиппенко – та приходила к нему, чтобы выяснить, почему не исполняется решение суда. В разговоре с ней глава то ли из-за пробелов в юридических знаниях, то ли из притворства, упорно «не понимает» решения суда: предоставить Филиппенко помещение, равнозначное по месту расположения, площади и оценочной стоимости тому, что было у нее раньше. На вопрос «Почему не исполняется решение, если судья сказал, что договор признан действительным?» Ахметчин отвечает: «Ну, я не был бы так категоричен. Суд
признал не ваше право на приобретение, а ваше преимущественное право». Логика? Не ищите, ее здесь нет. На этом глава не останавливается и, как бы сняв с себя полномочия, начинает говорить от лица жителя Норильска Рината Вячеславовича: «Я вам скажу одну фразу – не как мэр, а просто как человек. Я бы с третьим лицом (то есть с Ириной Филиппенко. – Примеч. Daily Storm) после всего этого вообще не работал. Просто говорю как человек, не берите мои слова как мэра. Из вредности не работал бы. Не знаю почему, просто личное мнение. После выполнения решения отношение, в общем, к вам будет соответствующее. Из-за вот этого вот. Нелег- ко потом будет. Не знаю в чем, просто отношение будет другое».

В разговоре с Daily Storm Ринат Ахметчин не ответил на вопрос, не считает ли он такие слова «не мэра, но человека» – завуалированными угрозами. Объяснить, какие проблемы появятся у Ирины, глава города тоже не смог. Вместо этого он, узнав, что тот разговор с предпринимателем записывался, поинтересовался: «Вот вы меня сейчас пишете?» Получив положительный ответ, глава Норильска обиделся, заявив, что поступать так было некрасиво со стороны корреспондента, и отказался давать дальнейшие комментарии. До этого на вопросы о том, почему решение суда не исполняется, Ахметчин давал один и тот же ответ: «Если бы решение суда было, то мы не могли бы его не исполнить. Если оно не исполняется – значит, его нет». Не переубе- дили мэра ни решение, которое я предлагал процитировать, ни судебные и административные штрафы, наложенные на управление. Достучаться до главы так и не удалось.

В разговоре с Ириной мэр, пытаясь прикинуться человеком, тоже подверженным давлению со стороны «системы», допустил одну ошибку и поведал, как участвовал в коррупционной схеме, будучи директором «Норильскпромтранспорта».
«Я помню, у нас там каждый день были пожарные проверки. Пришли ко мне, написали огромное предписание, что все гаражи должны быть оборудованы пожарной сигнализацией, а купите вы ее вот у этой фирмы. Я, ***** (междометие, характеристика секс-работницы, но с окончанием на букву «т». – Примеч. авт.), за кучу миллионов на все гаражи в течение пяти лет устанавливал эти датчики, которые, *** (сокращенный вариант предыдущего междометия. – Примеч. авт.) не работают. Они висят, какие-то датчики, вон, серверная сгорела вся к чертовой матери. Пожарный датчик сработал, и что?! Сообщил мне, что у меня пожар. Какая, хрен, разница, я и так сижу, вижу, что у меня пожар. Ну, позвонил, пока пожарные приехали, пока водой залили, все сгорело», – поделился глава Норильска с Ириной Филиппенко.

Администрацию города не пугают ни зафиксированные факты подделки подписей, ни пропавшие из инвестдоговора 130 миллионов, ни другие зафиксированные нарушения: например, строительную экспертизу якобы проводили семь экспертов. Надежда Ильченко связывалась с ними, и все подтвердили, что не имеют отношения к экспертизе. Об этом управлению адвокаты сообщали и пытались урегулировать конфликт мирно, без обнародования нарушений. «Вы что, серьезно думаете, что сюда с проверкой поедет краевая прокуратура?» – напомнили Ильченко в прокуратуре Норильска. Действительно, ехать туда, судя по всему, никто не собирается. Бояться администрации Норильска действительно нечего: даже мэр без стеснения
рассказывает жительнице, как закупал сигнализацию для гаражей у аффилированной с МЧС компании. Он как бы говорит: «Не мы такие – жизнь такая. Даже мне приходилось идти на поводу у системы, возникать здесь смысла нет».

«Сейчас мы готовим обращение в Европейский суд, у нас на это есть все основания, есть все шансы, что Россию оштрафуют и взыщут компенсацию для Ирины. Я уже людей предупреждала, что шутки плохи, но другого выбора не осталось. Мы также готовим документы для компенсации убытков, упущенной прибыли. Это большой период, длиной в два с половиной года, надо все рассчитать, это сумасшедшая сумма, и все это взыщут с бюджета», – сообщила Надежда Ильченко. Все расходы действительно лягут на государственный бюджет, поэтому, скорее всего, норильские чиновники так и не сделают никаких выводов из произошедшего.