28мая2020,четверг,08:42
Свежий номер №2-3 (244) февраль-март 2020

«В этой ситуации самое главное – быть с партнерами честными»

Уже месяц прошел с памятного обращения президента, когда были объявлены первые меры по противодействию распространению новой инфекции – Covid-19 и, в частности, внеплановые «выходные». За этот месяц мы увидели многое: речи, обещания, посулы, слезные просьбы, банкротства. Для кого-то время едва тянулось, а кто-то, активно разгребая ту кучу пахучей субстанции, которая свалилась нам на головы, и не заметил этих дней.

Мы решили отметить своеобразную дату, проведя интервью с представителем розницы – Инной Михальчишеной, владельцем магазинов под брендом «Канцмаркет-Стиль».


– Инна, расскажите, пожалуйста, о вашей компании.

– У нас довольно молодая сеть. Насчитывает она семь магазинов, все они находятся в Москве. Первый магазин был открыт в 2015 году, седьмой – в 2018-м. 2018 год был очень активным: мы и закрыли несколько магазинов, и открыли много новых. Поэтому на 2019 год взяли паузу, чтобы подтянуть все текущие дела. И по нынешней ситуации мы понимаем, что решение было правильное.

– Какой ассортимент представлен в ваших магазинах?

– Ассортимент у нас не только канцелярский: широкий выбор товаров для хобби и творчества, настольных и развивающих игр, игрушек. Наша основная позиция – мы старались и стараемся не торговать барахлом. Поэтому лелеем надежду, что не очень сильно в нынешней ситуации пострадаем. Наш ассортимент рассчитан на средний класс, который ценит качество и готов за это качество платить.

– Некоторые эксперты говорят, что средний сегмент как раз наиболее уязвим в кризисное время. Люди теряют деньги и переходят в низкий сегмент. А те, у кого были деньги на люкс, там и остаются. Вы вообще за последние годы почувствовали какое-то снижение спроса в среднем сегменте?

– Как говорится, пока толстый сохнет, худой сдохнет. Да, особенно последние полгода было видно, что некоторые наши покупатели, которые и готовы, наверное, были бы платить за что-то большее, все равно брали товары похуже. И все же в массе люди скорее готовы покупать меньше, чем худшего качества. Допустим, тот же самый набор фломастеров. Пусть в нем будет меньше цветов, но зато качественных. Знаете, как в анекдоте: повышают цену на водку, сын спрашивает отца: «Папа, теперь ты будешь меньше пить?» – «Нет, теперь ты будешь меньше есть». Так вот это не наша аудитория. К примеру: у нас есть бельгийский партнер, их рюкзаки стоят 11 000–15 000 р., вот даже по этому сегменту есть и предзаказы, и продажи были довольно приличные. Безусловно, будет какое-то перераспределение покупательского спроса, и денег у людей станет меньше. Но, предположу, что тотального снижения спроса мы не увидим.

– Главное, чтобы люди понимали, что платят не просто так.

– Мы от своих продавцов всегда требовали и требуем, чтобы они клиента не обманывали. Обмануть в торговле можно один раз, максимум – два. Но наша задача, чтобы покупатель вернулся. Если даже предлагаем что-то более дорогое, всегда объясняем, почему. Не устаем еще и еще повторять, что удовольствие и позитив от качественной покупки длятся много дольше, чем сиюминутная радость от более дешевой цены.

– С таким отношением к ассортименту с какими поставщиками работаете?

– Мы работаем с двумя крупными федеральными дистрибьюторами и примерно с 50–60 другими. С кем можем напрямую работать – с теми и работаем напрямую, с кем не очень большие объемы, с теми – через федералов.

– Когда началась пандемия и связанные с ней ограничения, как вы отреагировали? В каком формате сейчас работаете?

– Поскольку все наши магазины в Москве, мы столкнулись с этой проблемой, получается, первыми – наверно, первыми из этой ситуации и выйдем. Когда у нас здесь уже были закрыты и детские сады, и школы, началось ограничение передвижения, к примеру, «Рельеф» искренне не понимал, почему у нас рухнули продажи в десять раз. Регионы со всем этим еще столкнутся. Москва – первопроходец, и в эту турбулентность мы входили все-таки по спокойному сценарию. Продажи начали падать где-то с десятых чисел марта. Понятно было, к чему шло, мы уже с середины марта начали разговаривать с собственниками торговых центров по поводу арендных каникул, обсуждали, как они видят наше дальнейшее сотрудничество, готовы ли они разделить риски, если магазины и ТЦ закроют.

Когда 28 марта все закрылось, это не стало шоком, хоть и было неприятно. Однако мы уже были морально к этому готовы. В своем доме на третьем этаже сделали демонстрационный зал, с несколькими поставщиками договорились о поставках по домашнему адресу и начали ежедневно наполнять свой канал в Instagram разнообразным видео- и фотоконтентом. Мы наполняли его так активно, что через несколько дней автоботы Instagram решили, что мы тоже боты, и на несколько дней отключили нам некоторые функции. Ну, конечно, не скажу, что продажи прямо поражают воображение, но заказы есть. Буквально через несколько дней после закрытия магазинов мы опубликовали в Instagram обращение к нашим покупателям и поставщикам, через этот канал и поддерживаем с ними связь.

– Как вы реализуете доставку товаров, заказанных через Instagram? Кто приходит к вам на эту площадку?

– 95% заказов сейчас – это регионы. Москва просто упала на дно. Для людей в Москве ограничение передвижения – это шок, стресс. Но у нас есть договоры со CDEK, с «Почтой России», доставка за счет покупателя, поэтому здесь проблем нет. Появилось очень много мошенников, кстати. Именно поэтому мы будем делать прямые эфиры, чтобы подписчики видели, что мы – живые люди. По этой же причине мы разместили фотографии и видео магазинов.

– А с маркетплейсами не рассматривали работу?

– У нас даже есть выход на собственника крупнейшего маркетплейса. Мы этой темой пока не занимались, но обязательно до нее дойдем.

– Получается, что после всей этой катавасии вы будете думать о развитии интернет-каналов в Instagram, маркетплейсах, свой сайт будете открывать?

– У нас был сайт, интернет-магазин. Он и сейчас есть. Интернет-магазин привязан к платформе одного из федеральных операторов. Где-то 5 000–6 000 наименований товаров у нас в магазинах, в интернет-магазине в десять раз больше, наш клиент, если что-то не смог найти у нас, заказывал на сайте и потом забирал самовывозом из любого нашего магазина. Это был не отдельный, а дополнительный канал продаж. Клиент получал за заказ на сайте скидку, но мы не ставили себе задачу конкурировать с крупнейшими федеральными игроками типа «Комуса», это была некая опция. Да нам и в страшном сне не приходила мысль, что в Москве просто запретят торговать и всех посадят по домам. Это риск, который не прогнозировался. Сейчас мы понимаем, что все случившееся послужило даже не толчком, а сильным пинком на развитие того же самого Instagram. Мы понимаем, что нам надо делать магазин, который будет подвязан именно к нашему ассортименту, к нашим остаткам. Сейчас, скорее всего, это будет даже дешевле, чем до начала всего происходящего, потому что рынок очень сильно просел и рухнул по ценам.

– Президент объявил выходные с сохранением зарплаты. Как вы этот вопрос решаете?

– Во-первых, давайте пройдемся по структуре затрат. Когда мы создавали наши магазины, мы не раздували затратную часть. У нас нет отдельного склада – все поставщики, с которыми мы подписываем договоры, знают, что доставка до магазинов, у нас даже нет подсобок в магазинах, потому что по ментальности розницы – подсобки захламляются практически моментально. Президент объявил – он молодец, обязанность эту перевесили на работодателя, запретив при этом нам работать. Но какой-то минимум прожиточный мы людям, безусловно, выплатим, чтобы не растерять коллектив за время вынужденного сидения по домам. Я даже допускаю, что нам эти деньги государство вернет когда-нибудь.

К своему линейному персоналу мы стараемся бережно относиться, ведь для того, чтобы отобрать в штат те 13 человек, кто у нас сейчас трудится, мы с момента открытия первого магазина пересмотрели, перепробовали более чем 300 человек. Поэтому люди, которые сейчас с нами, адекватные, здравые, и я думаю, мы пройдем эту ситуацию с сохранением, дай Бог, 100% персонала. Мы прекрасно понимаем, что 1 мая это все, скорее всего, не закончится, а закончится, вероятно, ближе к июню, значит, мы выйдем из этих выходных прямо перед сезоном, и новых сотрудников набирать будет нелогично. Так что главная задача – сохранить коллектив. Мы с ними постоянно на связи, понятно, что они будут в эти месяцы получать не такие деньги, как получали раньше, но на «поддержание штанов» деньгами мы сотрудников постараемся обеспечить.

– Какие потери у вас, какие, как вы считаете, в целом по рынку будут?

– Ну, уже понятно, что практически 100% потеря оборота апреля, мая. По марту падение около 30%. Но здесь что радует: апрель, май, июнь – это вообще для розницы время тяжелое, и выручки не очень хорошие. Когда все это кончится, мы попадем в сезон, он пусть будет и меньше, чем хотелось бы или чем он был в том году, но он будет, и всплеск тоже будет. Чтобы там нам ни рассказывали про дистанционное обучение, но отсталость нашей страны хоть где-то сыграет нам в плюс. Не пройдут эти фокусы – посадить всех школьников у компьютера. Просто даже компьютер не у всех есть, а про интернет я вообще молчу.

В лучшем случае, учитывая, что по прошлому году у нас был рост больше 20%, мы останемся на обороте прошлого года, в худшем случае – 20–25% потеряем.

– Наверняка у вас есть знакомые коллеги из канцелярской отрасли. Как вообще у кого дела обстоят? Есть люди, которые посыпают голову пеплом, рвут волосы и кричат: «Шеф, все пропало»?

– Безусловно, люди в подавляющем большинстве в растерянности. Поставщики поделились на несколько категорий. Первая из них, правда, очень малочисленная, состоит из людей уверенных в том, что и эту напасть мы переживем. Из них хотела бы отметить компанию «Феникс+». Мы с ними работаем не очень давно, у нас не всегда было взаимопонимание по условиям, буквально на последней выставке мы пожали друг другу руки. В марте они нам сделали все необходимые отгрузки по магазинам, и, когда Москва уже была закрыта, мы позвонили и попросили сделать доставку еще и по домашнему адресу. Единственная компания, которая без каких-то дополнительных условий, без нытья буквально в течение пары дней сказала: «Ребята, привезем все без проблем».

Вторая категория – это желающие все остановить, либо только в деньги, либо вообще все. То есть люди реально сидят на складах с товаром по принципу «такая корова нужна самому». А вдруг завтра доллар будет по 200 рублей, а я отгружу, к примеру, по 82?

А третья категория, которая, как вы сказали, посыпала голову пеплом – они готовы были закрыться уже вчера. Это, наверно, самая неправильная позиция, потому что кризисы были, это не первый. Понятно, что такого глобального не случалось, но, с другой стороны, когда только у тебя кризис, возможно, ты что-то делаешь неправильно, а когда у всех – вроде как-то спокойнее должно быть.

В этой ситуации самое главное – быть с партнерами честными. Мы ни от кого не бегаем, когда все это началось, со всеми открыто переговорили, что товар в магазинах, что все это никуда не отгружено, просто прекратился финансовый поток. Попросили паузу до окончания этого безобразия. Очень важно, чтобы во всех текущих переговорах, разговорах, договоренностях сохранялись человеческие отношения, потому что кризисы заканчиваются, а поступки остаются, и люди эти поступки помнят. Мы партнерам ВСЕМ сказали спасибо за текущую работу, и в зависимости от того, как поставщик себя ведет, по итогам всей ситуации будем смотреть: либо дальше работаем, либо рассчитываемся, прощаемся и больше не сотрудничаем.

– Есть уже компании, которые вас, можно сказать, подвели, разочаровали?

– Нет, из канцелярщиков ни про кого ПОКА не могу так сказать. Одна компания игрушечников начала немножко чудить, но адекватность победила, и в итоге мы с ними утрясли спорный момент.

– Вообще, может, вы заметили, обострились ли какие-то проблемы взаимоотношений с поставщиками или с клиентами?

– Озвучу наше мнение. Начнем с крупнейших федеральных игроков. Понятно, что компании росли очень быстро, штат сотрудников, большая клиентская база, и очень многие процессы они были вынуждены автоматизировать. Это, возможно, и плюс, но, на наш взгляд, сейчас это будет большим минусом. Если всех грести аппаратно под одну гребенку, можно не почувствовать тех клиентов, которых надо бы поддержать, которые выплывут, и тех, кого, может быть, и не надо поддерживать.

– Звучит жестко, но так и есть. Кто, на ваш взгляд, из розницы под ударом?

– Рынок в любом случае должен сжаться за счет более слабых и неподготовленных игроков. Некоторые демпинговали, некоторые были завязаны на какие-то отдельные тендерные проекты, кто-то по накатанной занимался делом, потому что уже много лет в нем и не хотел ничего менять. Даже в Москве нам в этом году попадались торговые центры, где люди работали не то что с онлайн-кассами, а вообще без касс! Думаю, вот такие и должны отвалиться от рынка первыми.

– В кризис слетают маски, обнажаются бреши.

– Да, и на этом стоит остановиться. Общаясь со многими, мы видим настрой людей. Не все оказались морально готовы к такому масштабу потерь, а потери будут на всех уровнях: и в рознице, и в производстве. Многие решили засунуть голову в песок и подождать, пока все рассосется, ничего при этом не делая. И это, скорее всего, скажется самым негативным образом.

Есть такое понятие «зона комфорта». Мы, как я уже говорила, когда создавали свою сеть, не сделали офиса, у нас нет складов, штатных водителей, грузчиков, штатного айтишника, безопасника, переговорщика и т.п. Когда вокруг все было спокойно и мирно, нам некоторые коллеги говорили: «Ну что ж вы не как белые люди, проводите переговоры в магазинах на ногах или по ресторанам, вы можете какой-то заказ отвезти сами, лично, на своей машине, вы постоянно на телефонах». У нас единственный, по большому счету, выходной – 1 января, когда ничего вообще не работает. Мы даже когда ездим на отдых, сидим на пляже с двумя ноутбуками, двумя телефонами и двумя детьми до кучи. Наверное, потому мы оказались наиболее подготовленными ко всему этому. У нас нет лишних людей, которых надо резать по живому. А у кого-то отдел сбыта, отдел айтишников, безопасников, финансистов, маркетологов, комплектовщиков, водителей, логистов. Куча людей, просто куча. По текущей ситуации, когда рынок сожмется, уменьшится клиентская база, но останется большая затратная часть, будет тяжело – психологически тоже.

Видимо, решающим станет, готовы ли люди будут выдернуть себя из этого состояния психологического комфорта, когда ты только получаешь отчеты от пятнадцати своих руководителей подразделений, раздаешь указания и снова уезжаешь на Мальдивы. Будешь ли ты готов и смену отстоять, и что-то подгрузить, и отвезти, и привести, но снизить расходную часть? Вот у тех, кто готов сам что-то делать, у кого расходная часть маленькая, у них больше шансов выплыть.

– Наверно, скажу банальность – но бизнес вроде как ребенок. Нельзя его родить и надеяться, что он сам вырастет. Надо быть готовым сопли подтирать, кормить, лечить.

– А я вам скажу, что у нас вообще такая страна. Если в ней создать бизнес и отдать его кому-то, это все равно что бизнес потерять.

– Давайте подытожим, с точки зрения розницы – как должен сейчас вести себя поставщик?

– Нужно максимально все перевести снова с автоматизированного режима в ручной, понять состояние каждого клиента, четко и ответственно поделить их на категории. Поставщикам нужно определиться, кто из их контрагентов, будем называть вещи своими именами, выплывет, а кто – нет. Кто выплывет, его надо поддерживать. Повторюсь, проблемы закончатся, все равно у всех будут планы на рост, конечно, может оказаться так, что крупный игрок оптовик «списал» клиента, а он взял и выжил. И когда от этого крупного поставщика придут снова предлагать что-то, он просто может обидеться – и будет прав.

Никто не говорит: давай, сейчас отгружай каждому по миллиону позиций, но если что-то было обещано, надо выполнять. Все равно это воздастся сторицей, всяко будет передел рынка.

– Вы говорили, что потери будут у всех. А кто выплывет, на ваш взгляд, из поставщиков?

– Самые гибкие и те, кто еще не так сильно оторвался от текущего оператива, кто живет в реале, а не нарисовал себе какую-то картинку и старается под эту картинку все подстроить. Я даже допускаю, что выживут все, потому что там совершенно другие деньги крутятся, совершенно другая поддержка. Весь вопрос в том, куда они потом это все продавать будут. Нельзя же торговать только в «Ашаны» и «Вайлдберриз».

– Да им это и не особо нужно – ассортимент что в маркетплейсах, что в сетях – не очень.

– Да. Последние несколько лет, по большому счету, был перебор ассортимента. Каждый старался идти по пути развития своей марки, зачастую эти торговые марки делали на одних и тех же заводах, все об этом знали и получали один и тот же товар с разными названиями.

Сейчас, наверное, розница – ну, мы точно – будем все равно делать ставку на товарные качества. Потому что, если еще меньше денег станет у людей, те, кто покупал за три рубля зеленую тетрадку, так и будут покупать ее, а тот, кто покупал что-то очень дорогое, перейдет на средний сегмент. А средний сегмент, на наш взгляд, может, и уменьшится, но человек, если привык к чему-то хорошему, будет потреблять меньше, но хорошее. Даже психологически трудно уйти с качества.

Еще раз – текущая ситуация показывает и подсказывает, что расслабляться, занимаясь бизнесом в России нельзя никогда, всегда надо быть на острие.

– Еще один важный вопрос – по поводу цен. Сейчас, к примеру, индустрия красоты – ногтевой сервис, косметологи, зачастую снижают цены, чтобы, когда закончится карантин, люди приходили и делали хотя бы что-то. Что будет с ценами в канцелярской среде? Что уже изменилось?

– Мы расскажем о нас. Один единственный поставщик, который цены вообще не поменял, а даже прислал письмо, что цены остаются прежние, это – опять же – «Феникс+». От одного уважаемого крупнейшего российского производителя бумажно-беловых товаров мы получили уже четыре письма об изменении цен в высшую сторону. Два крупнейших федеральных оператора меняют цены молча, не в меньшую сторону. Один поставщик сначала все остановил, потом взвинтил цены, теперь собирается снижать.

– Это, наверно, нервирует.

– Даже не нервирует, а раздражает. Это реальный геморрой. У нас стоит программа, везде ценники – если новый приход по другой цене, программа цену поменяла, а мы ценники поменять где-то не успели, это уже формально нарушение.

Мы пока поменяли цены только на те новые приходы, где поставщик уже поменял цены, внутри того ассортимента, который у нас был, мы ничего не трогали, изменений не вносили. А как менять – поймем, когда откроемся. Может, у нас в первую неделю не будет никого. Мы можем сейчас о чем угодно говорить, но ясность наступит позже. Но наш народ и павловскую реформу пережил, и 98-й год, когда четырехкратный рост курса доллара был. Но больше всего напрягает то, что все закрыто. Я думаю, остальное так или иначе нивелируется. Отложенный спрос никто не отменял.

– Что еще вы делаете, чтобы минимизировать свои потери? Обращались к банкам?

– Наш основной банк – это Сбербанк, когда все началось, мы сразу обратились туда с просьбой о кредите под зарплаты, но тут же получили отказ, потому что мы ни под одну из мер, объявленных правительством, не попадали. Но на этом мы не остановились. Надо все те меры, которые государство озвучивает, попытаться получить – не факт, что что-то выгорит, но пытаться нужно. И быть надо при этом предельно настойчивым. По принципу торговцев «Гербалайф»: выгоняют в дверь, лезь в окно, не получилось в окно – лезь в трубу. Это отлично описывает нашу ситуацию. Первый отказ мы получили 3 апреля, я написала на все горячие линии, какие только смогла вспомнить, включая www.kremlin.ru. К моему удивлению, где-то числа четвертого или пятого со мной связался руководитель московского штаба по поддержке малого бизнеса в сложившейся ситуации. И со Сбербанком действительно помог – банк сам начал предлагать кредит, правда – процентный, но это уже говорит о том, что активные действия все равно приносят плоды. Кредит на выплату зарплаты под 0%, в котором нам сначала тоже отказали – подтвердили и открыли лимиты. Если раз постучаться, два, десять, двадцать, то тебе, может, дверь и не откроют, но хоть форточку распахнут и спросят, чего ты, собственно, хочешь. И надо, видимо, по этому пути идти, как бы ты ни чувствовал себя выше всего этого или был уверен, что все бесполезно. Делать что-то в любом случае нужно.

– Правительством было сказано много красивых слов, если особо не вдумываться, кажется, что все будет в шоколаде. А на деле как все это может сыграть?

– На деле, я думаю, что, может быть, кому-то дадут кредиты на зарплату размером один МРОТ на одного работающего официально оформленного сотрудника, умноженный на количество сотрудников и на шесть месяцев. Скорее всего, дадут, но позже, по компенсации зарплат за апрель-май тоже по одному МРОТ на сотрудника, какие-то налоговые подачки, может быть, сможем зачесть, процентные кредиты, возможно, как-то субсидируют – самым назойливым и настойчивым. На этом, скорее всего, все благополучно закончится.

– То есть по сути никакой особой поддержки не будет?

– Бизнесу поддержки, если ты не являешься родственником, другом, одноклассником, одногруппником власть имущих, никогда и не было, поэтому рассчитывать, что она вдруг появится, по меньшей мере, наивно. Но, если куда-то долбиться и стучаться… В Москве, допустим, есть постановление Собянина о субсидиях по кредитам московскому бизнесу. Правда, оно подписано 15 апреля, в нем 14 листов, написано там много чего, но как это все будет происходить и в банках, и в штабе пока не знают. Но каждый день я пишу, звоню, спрашиваю, уточняю, думаю, чего-то можно будет добиться.

– А налоговыми каникулами пытались воспользоваться? Говорят, в налоговой отмахиваются, мол, платите сейчас, ничего не знаем.

– Налоговая наша не только говорит, она может и выставить требования, и взыскать деньги. Она давно уже пользуется нашими счетами как своими собственными, поэтому здесь что-то прогнозировать, кто как себя поведет… В регионах, возможно, все и получится, как-то местячково договорятся или хотя бы попытаются договориться. В Москве даже не с кем по большому счету договариваться. Я думаю, что все эти меры пройдут мимо. Точнее даже не мимо, а на каждую меру будет такой список дополнительных условий, что вроде и давать-то их будет некому.

– В общем, все носятся и не знают, за что хвататься. Выплывем – хорошо, нет – ну что же…

– Выплыть должны те, кто активно пытается что-то сделать. Может быть, даже не по инструкциям и советам, а по наитию. У нас очень многие люди на рынке помнят 90-е, тогда мы не знали львиной доли умных слов, которые знаем сейчас, но как-то жили и зарабатывали, выплывали.

– У нас на рынке сейчас небывалое движение. Готовится к работе Ассоциация, проводятся конференции, пишутся письма в правительство. Как вам вся эта активность? Будет польза?

– Безусловно, все эти письма – правильное дело. И на уровне министров, торгово-промышленных палат регионов. Чем больше движухи, тем больше шансов, что на тебя внимание обратят. Чаты, конференции – все это тоже правильно, за исключением одного маленького нюанса. В чате около 200 человек, активно что-то спрашивают 20–25. В конференции тоже – было 85 участников, говорило десять. Конечно, выступили несколько человек с позиции поставщиков, несколько – с позиции региональных розничных операторов. То есть просто произошел некий обмен мнениями. Наверное, для этих людей важно на психологическом уровне понимать, что они не одни такие, что кто-то еще в такой же ситуации. Но мое мнение – рынок не готов консолидироваться, и он и не был готов никогда к этому. То, что у нас теперь снова две выставки, лучшее тому подтверждение. Сегодня мы столкнулись с ситуацией, когда крупные компании могут развивать бренды и торговые марки, но, если они не поддержат розницу, через которую, собственно говоря, и надо будет это все продавать, получат на выходе не тот результат, который бы хотелось.

– Так, получается, это все бессмысленно? Если активны лишь некоторые компании.

– Нет, конечно, не бессмысленно. Как говорят немцы, если из десяти безумных идей выстрелит одна, это очень хороший показатель. Надо пробовать все. У всех же разные ситуации. Кто-то может позволить себе подождать, а кто-то нет.

– Все-таки Ассоциация рынку нужна?

– Да, однозначно. У книжников есть своя ассоциация, это «Российский книжный союз». У него очень большой лоббистский ресурс, его возглавляет Степашин, и книжники решают многие свои задачи. У игрушечников есть своя ассоциация, которая решает их основные задачи – таможенные пошлины, импорт. У нас, по сути, только стенды на выставках у ассоциации и журналы.

– Что вы можете посоветовать коллегам, когда все так непросто?

– Начну с байки. По всем нашим торговым центрам спрашиваешь, даже у собственников, как дела, и тебе все время последние годы говорят, что все плохо. При этом, наверное, если бы было все так плохо, половина закрылась бы еще года три назад. Значит, не так уж и плохо, если они еще в бизнесе и им есть, чем платить аренду, зарплату, на что самим жить. Это уже правило хорошего тона – жаловаться. А надо всегда настраиваться на позитив. С плохим настроем ты слона не продашь, как в известном анекдоте, рассказанном одним известным политическим деятелем. И в текущей ситуации надо четко разделять, что зависит от тебя, на что ты можешь как-то повлиять и что просто от тебя не зависит. Если не можешь повлиять, то зачем из-за этого переживать, нервничать и тратить энергию.

И я бы хотела пожелать всем представителям отрасли здоровья в первую очередь и физического, и духовного, сил, оптимизма и бодрости, веры в то, что, как было написано на кольце царя Соломона, «все пройдет».

 

Комментарии (10)
Сергей 11.05.2020
Молодец! В нашей замечательной стране жить и заниматься бизнесом можно только с неиссякаемым оптимизмом! Чего искренне и желаю! Удачи и процветания!!
Галина Викторовна 08.05.2020
Инна в этом интервью Вы показали свои блестящие ораторские и органи- заторские способности. Инна, Ваше с Сергеем нестандартное мышление, открытость, гибкость ума, способность генерировать идеи делает Вас - Лидерами! Готовность к переменам, стремление к сотрудничеству, самообразование - путь к успеху. Ведь сказано: Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите и отворят вам. У Вас все получится и сложится, потому что Вы этого заслуживаете!
Вадим 08.05.2020
Инна,с таким руководителем как Вы можно быть спокойным ( в неспокойное время ) Вы человек-своего дела ! Знаю Вас уже почти три года ! С каждым разом убеждаюсь в этом все больше и больше ! Мы с Вами !
Владимир Иванович 08.05.2020
Объективный и правильный взгляд на реальную жизнь. Достойно внимания.
Анна Владимировна 08.05.2020
Всё очень грамотно сказано! Под каждым словом ставлю плюс! Сейчас ситуация везде не очень, но верить в лучшее всё же надо! Инна, Вы очень компетентны, рада была бы с Вами пообщаться в жизни! Удачи Вам!
Нина Леонтьевна 08.05.2020
Очень грамотно и реалистично., не лишено оптимизма, что особенно ценно и актуально сейчас. Большое спасибо!
Лилия 08.05.2020
Интервью было очень интересным и честным!
Лариса 30.04.2020
Наша умничка!!! Всегда говорит по делу.
Администратор 29.04.2020
Спасибо за интересную и честную беседу!
Инна 29.04.2020
@delostationery сердечно благодарю за проявленный интерес, за время и силы, которые выкроили для нашей беседы!