07марта2021,воскресенье,09:29
Свежий номер №12-1 (249) декабрь-январь 2020-2021

Добить до конца

Александр Милованов, директор сети магазинов "Линейка", город Омск, рассказал КД о вопиющей схеме отбора денег у канцелярских магазинов, торгующих товарами с изображением лицензионных персонажей. 


Пандемия пандемией, а мародерство в России никто не отменял.
С высокой трибуны много и с щедростью говорят о поддержке предпринимателей РФ. Оказывают «помощь» малому и среднему бизнесу. Хотя формулировочка, прямо скажем, неправильная, лукавая. Если тебе запретили вести бизнес административным путем, лишили работы, то и должна быть компенсация потерь, но никак не «помощь». Помощь ведь просить надо, вот и пишут предприниматели заявления на субсидии. То не так заявку оформили, то сайт перегружен, то ОКВЭДы не подходят… А компенсацию просто должны. Без всяких заявлений.
Ну это, конечно, если мы хотим сохранить, как мы говорим с высокой трибуны, рабочие места и зарплаты трудящимся. Причем в полном объеме. Деньги-то есть. И не государственные, как говорят нанятые нами администраторы во власти, а что ни на есть наши, народные. Кто такой – Государство? Как его фамилия? И где он берет «свои» деньги?
Но это, так сказать, проехали. Съели. Кто-то получил свои гроши, а кто-то нет. Хозяин – барин. Разделяй и властвуй. Кому дали – довольны хоть и копейкой и будут помалкивать, чтобы в следующем месяце что-то обломилось. Теперь ИП в закрытых торговых комплексах пишут в Роспотребнадзор с жалобой, что некоторым все же дали возможность работать, и просят их закрыть! Разделили? Факт. Не получится Единого Фронта ИП, можно дальше рулить спокойней.
А что же мародеры? Рэкет 90-х давно прошел. Или?
Ну что вы. Процветает. Немного видоизменился и живее всех живых. Теперь один из способов ободрать предпринимателей – «Юридический рэкет».
Мы все знаем, как пишутся у нас законы. Примерно так же, как кредитные договоры в банках. Где мелким шрифтом написаны «мелкозначимые» детали договора. Которые никто не читает, а если и захочет, то ничегошеньки не поймет.
Так вот. Поднаторевшие в ОБЭП бывшие его сотрудники вычитали таки в этих законах «малозначимые места» и смекнули, как можно на них очень «многозначимо» заработать. И все это под предлогом защиты интеллектуальных прав. Народ, напуганный страшным словом «контрафакт», конечно же за то, чтобы его искоренить. А как же – паленая водка, коньяк, вина, молоко без содержания молока и т.д. Но это уже слишком грубо. Есть вещи не менее доходные для «защитников» интеллектуальных прав. Кто бы мог подумать, что на изображениях героев мультфильмов на альбомах для рисования, детских сумочках, маленьких наклейках, игрушках можно заработать миллионы?
Почти 100% этих товаров привозные из Китая. Как и положено, они проходят таможню, поступают на склады оптовиков, а потом разлетаются по всей стране и продаются в маленьких магазинчиках, киосках, на рынках. Вот здесь-то и подстерегает их зоркое око «защитников прав».
Классикой жанра стала маленькая организация – некоммерческое партнерство «Красноярск против пиратства» в лице директора Куденкова Алексея Сергеевича, который решил спасти и защитить попранные права почти всех мультгероев. «Смешарики», «Маша и медведь», «Три кота» и многих других. А поскольку в каждом мультике несколько героев, то НКП без работы не останется. Они точно знают, что мелкий частный предприниматель, торгующий канцелярией и игрушками в своем магазинчике, при всем желании не может знать – есть договор у производителя или оптовика с обладателем прав на данного героя или нет. Но в законе-то есть мелким шрифтом, что крайним в цепочке перепродавцов всегда останется стрелочник, ой, конечный продавец.
НКП направляет в какой-нибудь город своего тайного агента или нанимает его здесь же. Тот делает в магазинчиках контрольную закупку игрушки или наклейки – что подешевле, рублей за 100–200, снимает все скрытой камерой и отправляет материалы Куденкову в Красноярск. Там строчат сотни и тысячи исков на ничего не ведающих ипэшников и рассылают по арбитражным судам разных городов. Теперь только вопрос времени дождаться решения суда и получить свой гонорар за проделанную работу.
Нет, конечно, Куденков поступает как настоящий джентельмен. Отправляя копии документов Ответчику, он безусловно предлагает решить все мирным путем. Зачем ему допрасходы?
Указывает сумму, которая устроила бы «защитника прав», «отца русской демократии», и ждет оплаты.
Стоит упомянуть, что рэкетиры от закона не только хорошо вчитывались в его строки. Они прекрасно знают структуру и работу арбитражных судов. В одном только городском арбитраже работают несколько десятков судей. Заседания проходят у каждого судьи через 10–15 минут. Поэтому рассмотреть и изучить дело в деталях, а тем более в последовательной подаче документов, каждый из которых включает в себя массу страниц, не представляется возможным.
Часто арбитражные судьи принимают решения, исходя из практики других судов и вынесенных ими решений. Суды России просто завалены делами, как вышеупомянутого НКП, так и нескольких аналогичных. Не являясь прямыми правообладателями, эти компании объединились в кампании, переуступающие друг другу права, выдавая бесчисленные доверенности, заключая друг с другом договоры и т.д. Не только простому ипэшнику, но и арбитражному судье порой трудно отследить всю последовательность этой цепочки документов, кто кому что доверил и переуступил.
А ему это надо? Суть арбитражного суда РФ состоит в том, чтобы истец и ответчик сами доказывали свою правоту. Сами копались в документах, законах, актах и направляли их друг другу. Кто больше знает и напишет – тот и прав.
И кто же больше напишет? Юрист, решивший заработать, или продавец магазинчика игрушек?
Вот и текут ручейки ипэшных кровно заработанных, впадая в полноводную реку – прямиком «защитникам прав».
Эта свистопляска, иначе не назовешь, идет уже несколько лет, обдирая мелких предпринимателей. И никому до этого нет дела! Многие разорились, ведь для некоторых 100 000 рублей исковых требований – просто смерть. Многие доведены до психоза, ведь «защитники» не останавливаются на достигнутом. Если дело выиграно, значит, этого ответчика можно бесконечное число раз доить. Так год от года меняются герои, персонажи, договоры доверенности, переуступки прав и т.д. Однажды проигравший суд Ответчик становится рецидивистом со всеми вытекающими. Куда деваться суду? Накажем по полной.
До этих дел никому нет дела! Вот что главное. Никто из наших законотворцев ничего не меняет в законах. Не знают о тысячах исков? Нет контакта с арбитражами? Тогда что это за государство, в котором одна рука не знает, что делает другая? Или знает и почему-то закрывает на это глаза? Неужели нужен массовый суицид предпринимателей, чтобы обратили внимание?
Представьте, что все это спокойненько идет на фоне пандемии и обещаний поддержать предпринимателей, оказать «помощь». Отобрать последнее и добить уже до конца, чтобы не мучились.
Отдельное слово хочется сказать организаторам этих так называемых «некоммерческих партнерств». Даже голодный хищник, подходя к водопою, не трогает других в моменты засухи и всеобщей жажды. Видимо, у юристов с высшим образованием другие законы. Добить до конца – ведь добыча так близко.

Комментарии (1)
Мария 19.01.2021