09апреля2020,четверг,21:12
Свежий номер №2-3 (244) февраль-март 2020

Изабелла Мангасарян: «Мы на связи 24/7»

Изабелла Мангасарян, директор представительства DURABLE в России, рассказала «КД» о том, как выстроила свою работу немецкая компания и ее представительство в нашей стране в связи с распространением коронавируса Covid-19, а также о будущем и мерах поддержания бизнеса, предпринятых правительством.


– Сейчас время проявить всеобщую сознательность. Какие меры по профилактике вы применяете в своей компании?

– С 17 марта Представительство DURABLE перешло на удаленную работу. Т.к. некоторые из наших сотрудников вынуждены пользоваться общественным транспортом, мы посчитали эту меру наиболее разумной, тем более что специфика нашей работы не предполагает жесткую привязку к месту. Конечно, мы аннулировали все планируемые в марте и апреле командировки: как по стране, так и зарубежные. 

– Что сейчас происходит на производстве в Германии? Как там построена работа?

– В Германии в связи с резким сокращением заказов от европейских партнеров, снижением деловой активности, закрытием отдельных регионов на карантин был введен режим работы kurzarbeit (сокращение рабочих часов для производственных компаний). Правительство субсидирует бизнес, чтобы избежать вынужденных неоплачиваемых каникул и увольнений. Наши коллеги также на 50% перешли на удаленную работу, но есть ряд обязанностей, которые требуют присутствия в офисе. Поэтому коллектив на удаленном режиме будет ротироваться.

 – Стало ли хуже с поставками?

– На данный момент именно из-за COVID-19 перебоев с поставками сырья у нас не наблюдалось. 

– Будут ли закрываться офисы компании на «путинские каникулы»? Какие потери вы прогнозируете?

– Каждый филиал принимает решение по фактической обстановке. Немецкий офис пока функционирует и осуществляет отгрузки. Но в Германии введены жесткие меры по выходу на улицу – более двух человек передвигаться нельзя, если только вы не семья. Мы информируем клиентов о малейших изменениях в графике работы. Что касается вынужденных каникул в России – мы соблюдаем законодательство, но удаленный режим работы и не ограничивает нас в выборе часов для работы. Мы на связи 24/7, ну, кроме часов сна. 

– С какими проблемами вы уже столкнулись, с какими еще предстоит?

– В этом году у нас была запланирована большая маркетинговая активность в честь 100-летия компании. Розничные акции пройдут в полном объеме, и мы не будем ограничивать компании в сроках их проведения, а вот общероссийскую дилерскую акцию мы приняли решение перенести, о чем сейчас информируем партнеров. Также нам пришлось заморозить проект по открытию склада – пока на неопределенный срок. Будем наблюдать за развитием ситуации и за колебаниями курса валюты.

Прогнозировать в положительном ключе не возьмусь, к спаду мы морально готовы, при этом наши внутренние цифры отгрузок в рынок всегда существенно отличаются от фактических продаж наших партнеров. Поэтому – от 20 до 40% по оптимистичным прогнозам.

– Президент в своей речи объявили ряд мер, предпринимаемых для поддержания бизнеса. Как вы можете охарактеризовать эти меры – будет ли от них толк? Что могло бы помочь сгладить ситуацию?

– Действительно ли принятые меры помогут малому и среднему бизнесу? Сомневаюсь. Для многих маленьких фирм в РФ быстрое сворачивание бизнеса будет означать минимальные потери, т.к. нет ресурсов оплачивать простой и при этом нести расходы по заработной плате и аренде. Финансовая подушка есть только у крупных компаний, которые находились в стабильном росте последние годы и при этом не вкладывали всю прибыль в развитие.

– Ваше видение канцелярского рынка России после всех этих событий.

– Некоторых игроков, вероятно, недосчитаемся. Будет продолжаться укрупнение бизнеса. Опять случится перевес в сторону товаров экономичного сегмента в связи с сокращением доходов. Очень хочется верить, что люди наконец научились считать долгосрочную экономию при покупке товаров более высокого ценового сегмента, соответственно – и лучшего качества. Ибо дешево и хорошо не бывает. Как не бывает дешево и быстро.